IsraLove
Единственное место на Земле

Поддержи нас!  Нажми:   
Лет, я думаю, тридцать назад в одном ленинградском доме мне дали прочесть письмо, присланное в 1931 году из Палестины.
   
Вот история этого письма.

1. =====================
   
В середине 20-х годов мать хозяина дома вместе с одним из своих внуков и его семьей эмигрировала в Палестину. Русская женщина, чьи родители, крестьяне из Поволжья, еще в молодости приняла еврейскую веру, она была глубоко религиозным человеком и хотела быть похоронена непременно в Святой Земле. Приехав в Палестину, семья поселилась в одном из сельскохозяйственных киббуцев Верхней Галилеи.
   
В 1931 году произошло событие, всколыхнувшее весь киббуц: в гости к поселенцам приехал Альберт Эйнштейн. На фотографии, приложенной к письму, он был изображен в группе улыбающихся мужчин и женщин в простой рабочей одежде.
   
Пересказывать содержание письма - дело безнадежное: слишком много времени прошло с тех пор, как я держал его в руках. Но два момента запали в память: Это, во-первых, рассказ о том, как Эйнштейн отказался от услуг переводчика и заговорил с поселенцами на немецком, предложив им отвечать ему на идиш. Результат оказался вполне удовлетворительным. И, во-вторых, замечание Эйнштейна о том, что он твердо верит: придет день, когда на земле Палестины будет создано еврейское государство. "И я, - добавил Эйнштейн, - надеюсь дожить до этого счастливого дня".
   
Надежда великого ученого сбылась, причем для него лично - самым удивительным образом. Вот как описывает это событие биограф Эйнштейна профессор Карл Зелиг: 

Однажды Эйнштейну предложили пост президента. Это было в конце 1952 года, когда молодое Государство Израиль, после смерти Вейцмана, должно было избрать нового главу государства. ученый отклонил это предложение, ссылаясь на свой возраст, пошатнувшееся здоровье, почти монашеский образ жизни и научные планы. Чтобы удовлетворить требованиям дипломатического этикета, израильский посол в США просил разрешения прислать в Принстон с официальным предложением поста президента своего сотрудника, бывшего лондонского адвоката. Эйнштейн со смехом передавал позже слова последнего о том, что он впервые проиграл дело, прежде, чем получил возможность изложить его. 

Но, как вспоминает другой биограф, в беседе с одним из самых близких своих друзей Альберт Эйнштейн признался, что весьма высоко оценил сам факт обращения к нему правительства Государства Израиль.

2.=====================

А теперь я приглашаю читателей вернуться из 1952 года на восемь лет назад.
   
Идет февраль 44-го. Через полтора года закончится самая кровопролитная война в истории человечества - вторая мировая. еще через три месяца в Нюрнберге начнется суд над главными нацистскими военными преступниками - суд, на котором впервые будут вскрыты подлинные масштабы катастрофы, постигшей европейское еврейство. Будет названа страшная цифра известная сегодня во всем цивилизованном мире: шесть миллионов загубленных душ.
   
Но уже и тогда, в конце 43-го и начале 44-го, на страницах американской периодической печати стали все чаще появляться материалы о зверствах нацистов на оккупированных ими территориях. И, как ответ на эти публикации, все отчетливей и громче звучали голоса тех, кому была небезразлична трагическая участь, постигшая целый народ, и его дальнейшая судьба. 

В 1938 году, - писала одна из американских газет, - в мире насчитывалось пятнадцать с половиной миллионов евреев. Как минимум два миллиона были убиты или доведены нацистами до смерти за последние несколько лет. Вот почему сионистское движение или, лучше сказать, борьба за приют на земле предков порождена крайней мерой необходимости и страданий.
   
...Итак, на календаре - февраль 44-го. В Комитете по иностранным делам палаты представителей Конгресса Соединенных Штатов Америки идут слушания по резолюции внесенной двумя конгрессменами: Райтом и Комптоном. Вот ее полное название: "О воссоздании Палестины как свободного еврейского демократического государства". Как водится в ходе слушаний дают показания эксперты: историки, юристы, ученые-семитологи. Один из приглашенных экспертов - профессор семитской литературы Принстонского университета Филипп Хитти. (Хочу напомнить читателям, что Принстонский университет - учебное заведение, где с момента приезда в США преподает и ведет научную работу Альберт Эйнштейн).
   
По своим политическим взглядам профессор Хитти отнюдь не антисемит. Более того, он активный и последовательный сторонник организации в Палестине еврейского национального очага. Но именно очага, а не воссоздания независимого и суверенного еврейского государства, против чего он решительно возражает. Его пространное заявление в комиссии так и названо: "Еврейский национальный очаг".
 
7 апреля того же года это заявление было опубликовано в виде обширной статьи в газете "Принстон геральд" и послужило началом дискуссии, составляющей предмет этого очерка. Оппонентами Филиппа Хитти выступилиАльберт Эйнштейн и его коллега по университету Эрих Калер - историк, социолог и философ, эмигрировавший из Германии после прихода к власти нацистов. Ответ Эйнштейна и Калера Филиппу Хитти та же газета опубликовала ровно через неделю. Затем 21 апреля последовало второе выступление Хитти, а еще через неделю Эйнштейн и Калер своей публикацией завершили дискуссию.

Такова ее хронология.

3.=====================

Уже в самом начале Хитти задает вопрос: представим себе, что сионистская идея стала реальностью - каковы в таком случае шансы на выживание у столь чужеродного государства в самом центре арабского мира? Вопрос поставлен профессором чисто риторически, ибо содержит и ответ на него: у гипотетического государства таких шансов нет. 

Арабы и мусульмане, - говорит Хитти, - не могут уразуметь, с какой стати созданная не ими еврейская проблема должна решаться за их счет? Они глубоко сочувствуют страданиям евреев, но не убеждены, что Палестина решит еврейский вопрос: Палестину нельзя рассматривать, как страну без народа, готовую принять народ без страны. Они отказываются понимать, почему бы американским законодателям, столь пекущимся о благополучии европейских евреев, не поднять иммиграционные шлагбаумы и не впустить еврейских беженцев, миллионы которых могли бы расселиться на пустующих пространствах Аризоны или Техаса. Присутствующее в резолюции слово "воссоздать" не трогает их (арабов) ни в малейшей степени. 

Так профессор Хитти сформулировал одну из основополагающих сторон своей концепции.

Внимательные читатели несомненно обратят внимание на то, что, в конце концов, все это - перепевы известной теории о том, что евреям вовсе необязательно жить непременно в Палестине: в мире предостаточно мест, где они могли бы поселиться.

Очевидно, для того чтобы никто не мог заподозрить его в нелояльном отношении к евреям вообще, к их нуждам и чаяниям, почтенный профессор находит единомышленников-антисионистов среди самих же евреев. Так, он ссылается на мнение Иегуды Магнеса, занимавшего в 1941 году пост президента Еврейского университета в Иерусалиме: 

Насколько мне известно, нет никаких шансов, что это формула - объявление Палестины еврейским государством, а не создание в нем еврейского национального очага - может быть приемлема для какого-нибудь арабского лидера, арабской партии или направления в арабском общественном мнении. 

С еще большим удовольствием цитирует Хитти президента Объединенного еврейского колледжа в Цинциннати Джулиана Моргенштерна, автора книги "Нация, народ, религия: кто мы?": 

Часто приходится слышать высокопарные заявления о той благотворной роли, которую может сыграть или сыграет восстановленное еврейское государство или сообщество, что оно станет подходящей моделью справедливых социальных отношений, примером для всех народов. Вопреки этому неопровержимая историческая реальность по-прежнему сталкивает нас с голой правдой: истинный гений и судьба Израиля заключаются в его роли народа веры, хранителя духовного наследия - и только.

Размеры газетного материала не позволяют подробно остановиться на всех доводах, приводимых Филиппом Хитти в обосновании его концепции. Но одна проблема представляется профессору настолько важной - и, подчеркнем, представляется совершенно справедливо! - что Хитти не просто ее излагает - он ее декларирует: 

В глазах мусульманина Иерусалим - третий храм, то есть третий по значимости святой город после Мекки и Медины. Он был первым ориентиром - гиббах, - к которому поворачивались древние мусульмане при молитве, прежде чем они начали устремлять свои взоры к Мекке. Эта земля была дана им Аллахом в результате священной войны - джихада, - поэтому для мусульманина уступить свои права на нее равносильно вероотступничеству.

4.=====================

Начиная дискуссию, Эйнштейн и Калер тоже ставят во главу угла проблему Иерусалима: 

Для арабов Иерусалим - лишь третий по значению святой город, для евреев - первый и единственный, а Палестина - то место, где развивалась их собственная история, священная история. Кроме того, для арабов Иерусалим обладает святостью лишь постольку, поскольку они ведут свою традицию от еврейских корней. Ибо после арабского завоевания Иерусалимав 637 году халиф из династии Омейядов Абдель Малек воздвиг мечеть Омара, именуемую также "Куполом над скалой", на том самом месте, где находились еврейские Ковчег завета и Первый Соломонов храм. Иерусалим при пророке Муххамеде был гиббах, то есть ориентиром, куда обращали молитвы, лишь постольку, поскольку Муххамед видел в евреях будущих основных адептов своего учения. Когда же его упования оказались тщетными, он изменил это правило вместе со всеми прочими, введенными исключительно ради его еврейских приверженцев. Таким образом, использование этого отмененного самим же Муххамедом ритуала в качестве доказательства арабских притязаний на Палестину кажутся притянутыми за уши.

Утверждению Хитти о том, что евреям совершенно необязательно селиться именно в Палестине, Эйнштейн и Калер противопоставляют простой и ясный контраргумент. У любого народа есть собственная страна, развитая усилиями всех поколений, причем ни одна из этих стран никоим образом не связана со специфическими еврейскими традициями или устремлениями. Так, например, арабам, чьи интересы столь сильно заботят профессора Хитти, принадлежат семь больших государств: Саудовская Аравия, где расположены главные мусульманские святыни, Йемен, Египет, Сирия, Ирак, Трансиордания, Ливан. (Позволю себе напомнить читателям, что речь идет о политической карте Ближнего Востока на начало 1944 года.) Что же касается Палестины - эта маленькая страна является единственным местом в мире, неоспоримо и глубоко связанным с еврейским народом, религиозными основами и его исторической традицией самостоятельной нации. Но даже если на минуту оставить в стороне духовные, религиозные и культурные связи - все равно на свете нет иной, пригодной для человеческого существования страны, которую могли бы предложить этому затравленному народу многочисленные конференции по проблемам беженцев. Евреи готовы пойти и, несомненно, пойдут на крайние жертвы и изнурительный труд ради превращения узкой полоски земли, именуемой Палестиной, в процветающую страну, в цивилизованный край.

Мысли эти были высказаны более полувека назад. Само собой разумеется, что в основе исторического оптимизма Эйнштейна и Калера лежит трезвый анализ сложившейся к тому времени ситуации. И еще - страстная вера в то, что недалек день, когда еврейский народ обретет, наконец, землю, на которой он будет не гостем, а хозяином.

5.=====================

У концепции, выдвинутой профессором Хитти, есть и еще одна сторона - экономическая. По его мнению, бессмысленно говорить о воссоздании государства в стране, где экономика целиком зависит от внешнего фактора, каким является помощь еврейского капитала. Но, замечают оппоненты профессора, утверждать подобное - все равно, что упрекать ребенка в зависимости от его семьи. Нельзя забывать, что в Палестине нового времени евреи начинали практически с нуля. Земля покупалась по ценам, которые в несколько раз превышали цены на землю подобного типа где-нибуль в Сирии или южной Калифорнии. Не было ни машин, ни удобрений, ни сырья. И тем не менее даже Хитти пришлось признать, что за одно лишь десятилетие - с 1927 по 1937 год - импорт в Палестину сократился наполовину. Говоря о возможных перспективах экономического развития страны, Эйнштейн и Калер приводят заключение, к которому пришел еще в 1875 году сэр Чарльз Уоррен, британский ученый из Фонда исследования Палестины:

Дайте Палестине хорошее правительство и разверните экономическую жизнь населения - и число ее жителей возрастет десятикратно, и еще останется место для других.
   
Филипп Хитти трактует еврейскую иммиграцию в Палестину как "тихое вторжение". Употребляет он так же и несколько иной термин: "ползучее завоевание".

Но, - отвечают на это Альберт Эйнштейн и Эрих Калер, - разница между обычным завоеванием и завоеванием "ползучим" состоит в том, что в результате одного мы видим руины, а в результате другого - подъем жизненного уровня "завоеванного" народа. Улучшение условий жизни арабов в результате сионистской деятельности - несомненный и неоспоримый факт, подтвержденный всеми официальными и докладами британской администрации.

Дабы не быть голословными, они приводят текст заявления специальной британской миссии, проведшей скрупулезную инспекцию социально-экономического положения в Палестине. Документ настолько красноречив, что заслуживает быть процитированным почти полностью.
   
Итак:

...значительный ввоз еврейского капитала в Палестину оказал самое благотворное воздействие на всю экономическую жизнь страны;

...развитие арабской промышленности и производство цитрусовых в основном финансировалось этим капиталом;

...пример евреев оказал большое влияние на сельское хозяйство арабов, особенно выращивание цитрусовых;

...благодаря деловой активности и еврейским разработкам в городах возросло использование арабской рабочей силы, особенно в портах;
   
...мелиорация и меры по борьбе с малярией, предпринятые в еврейских поселениях, оказали благотворное воздействие на все арабское население, проживающее в этом регионе;

...учреждения, основанные на еврейские средства для обслуживания еврейского национального очага, оказывают услуги и арабскому населению. Так, например, медицинский центр "Хадасса" в Иерусалиме предоставляет арабскому сельскохозяйственному населению право лечиться в клиниках Сельского медицинского благотворительного фонда и многое делает для медицинского обслуживания арабских детей;

...общий уровень социальных служб неуклонно возрастает на благо феллахов (арабских крестьян). Средства, необходимые для этих служб, в основном предоставляются евреями.


Текст этого интереснейшего документа не нуждается в комментариях и говорит сам за себя.

6.=====================

Материалы этой дискуссии, проходившей более полустолетия назад, давно уже стал библиографической редкостью. Но, знакомясь с ними даже конспективно, заинтересованные читатели, знающие историю создания и становления Государства Израиль, без особого труда определят, что здесь принадлежит дню вчерашнему, а что и сегодня не утратило своей актуальности.

Обобщая сказанное в ходе дискуссии, Эйнштейн и Калер пишут:

Мы не ставим перед собой националистических целей. Ни мы, ни подавляющее большинство еврейского народа не отстаиваем идею создания государства ради националистической экспансии и самовозвеличивания. Такой подход противоречит ценностям иудаизма. Выступая за еврейскую Палестину, мы хотим лишь содействовать созданию убежища, в котором гонимые могут обрести безопасность, мир и непоколебимое право жить по своим собственным законам и обычаям.

Под этими простыми и ясными словами могли бы с полным правом подписаться все, кто стоял у истоков Государства Израиль - от простого поселенца и рядового бойца Хаганы до первого президента и первого премьер-министра страны.

При подготовке настоящего очерка автор использовал материалы американской русскоязычной газеты "Еврейский мир".

(Опубликовано в газете "Новости недели" 2.11.1995)

Cсылки
Нравится 37
IsraLove.org
Нажми «Нравится» и читай лучшие публикации в своей ленте!

Автор: Борис Черняков
Специально для IsraLove
Категория: История
Дата публикации: 12.07.2016
Просмотров: 5103
Евреям Франции еще не было так плохо, как сегодня
Анекдот про степени сравнения прилагательных
Самый успешный еврейский проект
Устройство безопасности аэропортов
Как Марк Твен евреев защищал
Мудрое объяснение султана Сулейма