IsraLove
Великие комбинаторы и «еврейские штучки»

Поддержи нас!  Нажми:   
Источник изображения: img.relax.ru
В полном соответствии с исторической логикой период становления предпринимательства сменяется периодом развития. Прошло время романтических одиночек, когда остепенившиеся пираты основывали династии финансистов, а изобретательные дельцы и ловкие торговцы были самыми яркими персонажами эпохи. Сегодняшний бизнес менее индивидуален, и "героями" становятся фирмы, объединения, корпорации. Но — роль личности в истории (в том числе и истории предпринимательства) остается неизменной, что бы там ни говорили по этому поводу классики полузабытых учений века минувшего.

Времена меняются, но... не слишком. Да, сегодня успех зависит уже не от почтовых голубей или быстрых лошадей, а допустим, от скорости вашего автомобиля или компьютера. Но это вторично, и в первую очередь вожделенный успех зависит от быстроты, глубины и оригинальности вашей мысли.

Истории известнейших финансовых династий могли бы стать убедительным учебником предпринимательства. Семья Ротшильдов, вошедшая в пословицы и легенды, пожалуй, достойна трехтомного романа (если он еще не написан), куда более интересного, чем эпопея Драйзера или технологическая беллетристика Хейли.

В начале 19 в., во время наполеоновских войн, британское правительство поручило банкирскому дому Ротшильдов перевод денег для армии герцога Веллингтона, «запертого» наполеоновскими войсками в Испании. Братья сумели создать настоящую подпольную сеть, охватившую половину Европы. Натан подтверждал, что это стало самым удачным из всех его предприятий. Сквозь армейские кордоны — под чужими именами, поддельные документы, подкупы, контрабандисты, — романтика! А кроме романтики — остроумие.

Джеймс Ротшильд срочно отправился во Францию. Вскоре на его парижский адрес стали поступать письма. Натан жаловался на английское правительство: отказывают ему в просьбе вывезти золото из Англии в Испанию, ведь утечка драгоценного металла может ослабить государство. Французская тайная полиция перехватила переписку. Правительство императора клюнуло на наживку и – обеспечило все возможное для беспрепятственной доставки золота на Пиренеи. Надо полагать, Наполеон был удивлен и несколько огорчен, когда после российского похода его армия столкнулась с хорошо укомплектованной армией Веллингтона.

К тому же периоду относится замечательный эпизод, когда Натан Ротшильд в буквальном смысле слова «сыграл» на английской бирже, получив миллионную прибыль.

Есть нечто общее между полководцами и бизнесменами. Не зря в психологии появился такой полувоенный термин — личностные стратегии. (Кстати, тем, кто интересуется стратегиями в бизнесе, стоит почитать еще одного из «наших» — американского психолога Абрахама Маслоу.) Примеров стратегического мышления предпринимателей множество.


Эмиль Ратенау, промышленник, инженер по образованию, едва ли не первым «ухватил» практическую перспективность изобретений Эдисона и приобрел у него в начале 1880-х годов права на их использование в Европе. Основанная им компания, в дальнейшем «Всеобщая компания электричества», положила начало эре промышленного использования электроэнергии. Его сын, Вальтер, промышленник (а также государственный деятель, писатель, разносторонне одаренный человек), когда все были уверены, что Первая мировая война продлится считанные недели, — уже в первые часы ясно видел, что она продлится месяцы и годы, и обнаружив слабое место военного оснащения Германии — дефицит сырья, сразу начал создавать гигантскую систему экономического противодействия.

Джордж Сорос, несколько лет наблюдая за развитием Европейского экономического сообщества, пришел к выводу, что вот-вот разразится грандиозный финансовый кризис в Западной Европе. Сыграв на падении курса фунтов стерлингов, он в течение одного дня (15 сентября 1992 г.) заработал 958 миллионов долларов. Именно эта ставка, одноразовое вложение в расчете на девальвацию Великобританией фунта, принесла Соросу всемирную славу и остается его величайшей удачей в инвестиционном бизнесе. Сорос считал мир финансов нестабильным, даже хаотичным, нужно постичь хаос, и вы разбогатеете. Он был убежден, что не математика правит финансовыми рынками, а психология.

Такие люди, в большей или меньшей мере, обладают целым комплексом черт. Это: яркая индивидуальность, хорошая организация, быстрота реакции, логика и интуиция, и — умение увидеть то, чего не видят другие — то, что буквально у всех на глазах; после кажется, что оно просто «под ногами валялось». И не только увидеть — сделать выводы и действовать. Плюс образованность и чувство юмора (в широком смысле — это способность улавливать отдаленные связи, ассоциации между объектами), даже актерские способности, — это нередко свойственно талантливым предпринимателям, финансистам, промышленникам. Творческий характер предпринимательства наконец признан современными исследователями.

Общим местом стало то, что перечисленные черты в значительной мере присущи еврейскому характеру. И эти же черты служат «компроматом». Образ еврейского предпринимателя на протяжении столетий служит мишенью, в лучшем случае, для иронии, в худшем — для предрассудков и мифов.

В окарикатуренном образе еврейского предпринимателя удачливость объясняется мошенничеством. Ему приписывают жадность, скупость и... расточительность, — такое противоречие очень характерно для расхожих стереотипов в этой области. Знание принципов коммерции и многовековую финансовую культуру мифотворцы называют "еврейскими штучками", впрочем, косвенно указывая этим на признание заслуг евреев в сфере развития этики предпринимательства. (Напомню, что на Алмазной бирже в Антверпене сделка подкрепляется рукопожатием и словом "мазал", и этого достаточно — после того как оно произнесено, расторгнуть сделку может только бесчестный человек.)

Воображение, изобретательность, творчество переименовываются в хитрость и жульничество; практичность — в корыстолюбие и стяжательство; ум и независимость — в инакомыслие и черные замыслы. В общем, "все финансисты — евреи", "все евреи — финансисты", "все евреи и финансисты — жулики". Массовое сознание и те, кто пользуется его ограниченностью, блуждают, как в трех соснах, в этих трех тезисах, и не разберешь, что — посылка, а что — заключение. Это ведь из классической логики, а здесь если какая-то логика и присутствует, то явно не традиционная.

"Любопытно обстоит дело, — пишет А.А. Меляховецкий, — со многими заблуждениями насчет сущности и мотивов многих видов, форм и принципов, пионерами которых были евреи. Ценные бумаги и операции с ними, фондовые биржи, страховые операции, активное продвижение товаров на рынки, включая их рекламу, последовательное и систематическое реагирование на изменения спроса, создание мировых рынков различных товаров, стремление к расширению рынка за счет снижения цен и многие другие капиталистические новшества последних двух-трех столетий в первое время после своего появления неизменно воспринимались как еврейские мошенничества. ... Однако по мере того, как предприниматели-неевреи и государственные деятели понимали смысл таких новшеств и воспринимали их сами, их заблуждения... постепенно исчезали, хотя они сохранились и сохраняются у части общества".


На постсоветском пространстве вообще сложилась печальная ситуация. К сожалению, «невинная» ностальгия по прошлому выражается не только в майках и значках с советской символикой. Извлекаются из сундуков и получают новую жизнь пропахшие нафталином, заветные идеи. И, похоже, к набору качеств, необходимых удачливому предпринимателю, пора присоединить мужество — особенно, если ему повезло родиться евреем.

Богатство и успешность — чем не повод к обвинению в нарушении законов (или к слепой зависти тех, кто не хочет и не умеет)? Как сказал раввин З. Коган, «если 20 лет назад синонимами были "евреи" — "диссиденты" — "сионисты", то сегодня — "евреи" — "бизнесмены" — "олигархи". Тогда всех евреев скопом относили к сионистам, сегодня — к вороватым бизнесменам». СМИ со вкусом создают и развивают зловещий образ «евреев-бизнесменов, захвативших власть в стране». Наружу выбралось, подслеповато щурясь после не столь уж долгого сна, обвинение в "хищении социалистической собственности", — только в нашу постмодернистскую эпоху культурных и исторических цитат оно сменило имя на «уклонение от уплаты налогов» («незаконную приватизацию»).

Почуяв свою нужность, ожил самый популярный большевистский лозунг "отнять и поделить", — поскольку с долгожданной кончиной социализма наконец-то появилось, что отнимать и делить. Естественно, проснулась нежно любимая идея о "враге народа", и вакантное место заняли более или менее успешные предприниматели.

Как всегда, находятся желающие подсчитать, сколько среди них евреев и каким капиталом они обладают. При этом статистики-добровольцы почему-то «непатриотично» не подсчитывают, а сколько же предпринимателей — россиян, украинцев и т.д.

Но хочется верить, что если история и склонна к самоповторам, точно плохой писатель, — то хотя бы не к дословным...

Cсылки
Нравится 5
IsraLove.org
Нажми «Нравится» и читай лучшие публикации в своей ленте!

Автор: Ольга Ксендзюк
Категория: История
Дата публикации: 19.07.2016
Просмотров: 1690
Источник: ujew.com.ua
Переходов на источник: 86
Анекдоты про евреев и евреек
Как нацисты искали в Германии «1/2-евреев» и «1/4-евреев»
Вот такие люди живут у нас в Израиле
Устройство безопасности аэропортов
24 удивительных факта об Израиле
Что помешало уничтожению Израиля в 1968 году?