IsraLove
Грабёж в чистом море

Поддержи нас!  Нажми:   
Весной 1948 года еврейские бойцы взорвали в Италии судно с огромным грузом оружия для палестинских арабов. Но одному сирийскому майору удалось этот груз со дна поднять. Вскоре это чуть не обернулось для него смертной казнью: израильтяне так изящно захватили оружие опять, что майора обвинили в госизмене. Спас от смерти его только Бен-Гурион.

Был тёплый погожий день августа 1948 года. После полудня из порта Бари, что на самой пятке итальянского «сапога», вышло судно «Аржиро». Направлялось оно в Александрию с важным грузом на борту – оружием для палестинских арабов. Правда, вскоре, совсем недалеко от берега, мотор «Аржиро» внезапно заглох, и пока механик разбирался в поломке, судно стояло, тихонько покачиваясь на волнах. Уже совсем стемнело, когда к судну приблизилась рыбацкая шхуна, с которой поднялись на борт «Аржиро» два человека в форме итальянских офицеров и с пистолетами в руках. Вызвав капитана, незнакомцы представились египетскими офицерами, которых прислал организатор перевозки, майор сирийской армии Фуад Мардам Бей. Египтяне пообещали всячески оберегать корабль и провести его по заминированной акватории перед Александрией. Капитан вооруженным помощникам был только рад.

Два дня спустя египтяне сообщили, что беседовали по рации с Мардам Беем и получили от него указание сменить курс на Бейрут. Чрезвычайно преданные своему делу, они с этого момента, попеременно сменяя друг друга, непрерывно дежурили на капитанском мостике, следя за тем, чтобы корабль не сошёл с курса. А ещё через три дня у южной оконечности Крита судно «Аржиро» столкнулось с двумя израильскими корветами, взявшими его на абордаж. Испуганная итальянская команда даже не пыталась сопротивляться. Во многом потому, что египтяне, едва заметив израильские военные корабли, сразу же сообщили, что «теперь всё пропало», и сдались первыми.

Израильские военные перегрузили ящики с оружием к себе, арестовали команду и затопили «Аржиро». Египетских офицеров от остальных арестантов изолировали – в рамках следствия. И правильно – итальянская команда была бы весьма изумлена, увидев, как сердечно обнимают и похлопывают по плечам «пленных египетских офицеров» израильские бойцы. Вскоре корветы с трофейным грузом, состоящим из 8000 винтовок, вошли в хайфский порт.

* * *

Эта история началась в конце марта 1948 года. За пять месяцев до этого ООН приняла резолюцию о разделе Палестины, после чего арабские атаки на еврейские поселки не прекращались. Приходилось нелегко: тогда как палестинцам оружие доставалось от соседних арабских стран и даже иногда от британцев, евреи имели лишь то, что сумели добыть себе нелегально подпольные отряды самообороны. И тут «Моссад ле-Алия Бет» – структура, вопреки британскому запрету доставлявшая евреев из Европы в Палестину – узнает, что правительство Сирии совершило крупную покупку. А именно – приобрело в феврале на чешском оружейном заводе «Ческа зброёвка» 8000 винтовок и 6 миллионов патронов для вооружения палестинских арабов в войне против Израиля. Всем было ясно, что доставку такого количества оружия арабам необходимо предотвратить любой ценой.

Груз тем временем прибыл в югославский порт Риека для отправки в Бейрут на итальянском судне «Лино». В целях конспирации арабы декларировали его как «машины». Представители «Моссад ле-Алия Бет» старались убедить власти Югославии конфисковать незадекларированное оружие, готовы были даже его выкупить, но все бесполезно – югославы не хотели ссориться с чехами и отказались вмешиваться. Правда, пообещали сообщать обо всех перемещениях судна. Тогда и было решено потопить «Лино», пусть даже ценой последующего дипломатического скандала с европейцами. Но времени было мало: «Лино» уже вышел из Риеки и двигался к цели.

Тогда, зная привычку итальянских капитанов заходить в порты своей страны, Ада Сирени, возглавлявшая отделение «Моссад ле-Алия Бет» в Италии, постаралась убедить местные власти задержать судно. Она намекнула, что на судне оружие, и возможно, его приобрели итальянские левые накануне выборов. Одновременно в итальянской прессе заговорили о том, что лидер Югославии Иосип Броз Тито переслал оружие итальянским коммунистам.

Югославы, благодаря связям «Моссад ле-Алия Бет», согласились какое-то время эти сообщения не опровергать. В итоге, когда «Лино» зашел для мелкого ремонта в порт Мольфетта, он был задержан до выяснения обстоятельств и направлен в крупный соседний город Бари. Тем временем агенты «Моссад ле-Алия Бет» и прибывшие специально для выполнения миссии бойцы Пальяма – военно-морского подразделения подпольной еврейской организации самообороны Хагана – спешно готовились взорвать «Лино», стоящий в порту Бари.

Бомбу изготовил Йосеф Дрори – в будущем один из легендарных создателей ВМФ Израиля и первый командир подводной флотилии еврейского государства. Наполнив тротилом мотоциклетную шину, он приладил к ней по бокам тиски для прикрепления мины к борту судна. Часовым механизмом служила перевёрнутая бутылка с серной кислотой, заткнутая газетной бумагой, и бертолетова соль. Медленно, слой за слоем пропитывая бумагу, кислота входила в контакт с хлоратом калия и поджигала запалы. Для надёжности Дрори установил на мине два подобных устройства. Первая попытка подобраться к кораблю закончилась неудачей. Рядом с «Лино» как назло пристроился британский эсминец, освещая всё вокруг своими прожекторами. Но на следующую ночь эсминца рядом не оказалось, и всё прошло как по маслу. Взорванное судно затонуло вместе с оружием. История, однако, на этом не закончилась.

В начале мая гендиректор итальянского МИДа граф Зоффи сообщил Аде Сирени, что в страну по поручению своего правительства прибывает майор сирийской армии Фуад Мардим Бей. Сириец сумел организовать итальянских подводников, которые подняли со дна ящики с оружием. Боеприпасы пропали безвозвратно, но большая часть винтовок оказалась неповреждённой. Итальянцы разрешили майору перевезти их на военную базу для чистки и смазки. А Мардам Бей стал готовиться вновь отправить груз в Палестину. Он обратился к судовому агенту по имени Манара, которому принадлежал «Лино», с просьбой подыскать ему новое судно, параллельно проверяя и другие варианты. Например, он думал перевезти винтовки на машинах в Геную, а там погрузить их на египетский грузовой корабль «Кадиб Исмаил». Но итальянские власти везти оружие по своей территории не позволили – не исключено, что этого сумела добиться по своим каналам Ада Сирени.

Мардам Бей решил переправить груз по морю до Сицилии и встретить «Кадиб Исмаил» в Мессине. Но британский мандат на Палестину закончился, Сирия вступила в войну против провозгласившего независимость Израиля и тем самым попала под наложенное ООН эмбарго на продажу оружия в воюющий ближневосточный регион. И хотя сирийцы приобрели винтовки раньше, с транспортировкой возникли новые проблемы. В итоге сирийский майор принял предложение Манары отправить винтовки с его судном «Аржиро» прямо в Александрию и уже оттуда доставить его в Бейрут. В день отправки Фуад Мардам Бей пригласил Манару и его друга – высокопоставленного офицера итальянской контрразведки Джовани Роси, контролировавшего всё адриатическое побережье Италии – на званый ужин, чтобы отпраздновать, как он считал, успешное завершение операции.

* * *

Бедняга, он даже не представлял себе, насколько ошибался. С самого начала его план был обречён. Ведь получив соответствующие указания от своего начальства, Джовани Роси плотно сотрудничал с израильтянами, а Манара был щедро подкуплен через капитана Марио Канди, который уже не первый год помогал евреям добраться до берегов Палестины. Даже хозяин гостиницы, где остановился Мардам Бей, был еврей, позволявший агентам «Моссад ле-Алия Бет» контролировать телеграммы сирийца. Вот почему ответственные за перехват оружия бойцы Пальяма Давид Бен-Хорин и Овед Саде знали обо всех планах и действиях сирийского офицера. У них был подготовлен вариант и на случай, если бы Мардам Бей отправил винтовки на грузовиках в Геную. Когда же стало ясно, что «Аржиро» поплывёт в Александрию, они приняли решение самим попасть на корабль.

Из десяти матросов на «Аржиро» двое были из тех, кто, как и Марио Канди, помогал евреям в нелегальной репатриации. Один из них – механик – и задержал корабль мнимой поломкой, позволив Бен-Хорину и Саде догнать судно и предстать там в роли «египетских сопровождающих».

Разумеется, связь по рации они держали совсем не с Мардам Беем. На протяжении всех пяти дней в правительстве Израиля шли ожесточенные споры, отдать ли захваченное оружие ООН или забрать его себе. Было очевидно, что из ООН оно всё равно попадёт к арабам. После долгих колебаний его решились конфисковать, что и было осуществлено к югу от Крита. Мардам Бей был обвинён своим правительством в государственной измене и приговорён к смертной казни. Лишь официальное заявление Бен-Гуриона, сообщившего ООН, что сириец не сотрудничал с израильтянами, спасло ему жизнь. Сирийцы через Гаагский суд потребовали у чехов возврата денег, но те «перевели стрелки» на израильтян, и сирийцы, разумеется, ничего не получили. Так изящно, без человеческих жертв и единого выстрела, завершилась одна из операций Войны за независимость, равноценная, по мнению военных экспертов, уничтожению 2-3 вражеских бригад.

Cсылки
Нравится 14
IsraLove.org
Нажми «Нравится» и читай лучшие публикации в своей ленте!

Автор: Александр Непомнящий
Категория: История
Дата публикации: 01.08.2016
Просмотров: 2269
Источник: www.jewish.ru
Переходов на источник: 72
Еврейская притча: Кошелек
Робот исполнил гимн Израиля
Анекдот про степени сравнения прилагательных
Самый успешный еврейский проект
Анекдот о Рабиновиче и его будущем должнике
Собрались как-то мусульманин, протестант, католик и еврей