IsraLove
Нацист, ставший наемным убийцей Моссада

Поддержи нас!  Нажми:   
Источник изображения: Федеральный архив Германии
11 сентября 1962 года исчез немецкий ученый – Хайнц Крюг находился в своем офисе, а домой не вернулся.

Одна деталь была известна только полиции Мюнхена – Крюг был связан с Каиром.

Он был одним из десятков нацистских экспертов в ракетостроении, разрабатывающих современное вооружение для Египта. Ныне уже не существующая израильская газета HaBoker давала произошедшему следующее объяснение: египтяне похитили Крюга, чтобы тот не мог иметь никаких дел с Израилем.

Теперь, основываясь на интервью с бывшими офицерами Моссада и израильтянами, имевшими 50 лет назад доступ к архивам разведки, можно сказать, что Крюг был убит израильским шпионом с целью запугать немецких ученых, работавших на Египет.

Более того, этим израильским агентом был… Отто Скорцени, экс-штандартенфюрер СС и любимец Гитлера. Фюрер наградил Скорцени высшим орденом нацистской армии – Рыцарским крестом Железного креста – за освобождение из заключения свергнутого фашистского диктатора Бенито Муссолини. Но это было тогда. К 1962 году, по данным наших источников, которые согласились раскрыть информацию только на условиях полной анонимности, Скорцени работал на Моссад, название которого с иврита переводится как «Ведомство разведки и специальных задач».


Отто Скорцени встретился с Гитлером в 1943 году после освобождения Бенито Муссолини, друга и союзника фюрера. Фото: Getty

Моссад сделал приоритетной задачу по остановке работы немецких ученых над ракетами для Египта. За несколько месяцев до своей гибели Крюг и другие немцы, работавшие в египетской ракетно-строительной отрасли, получили сообщения с угрозами. Некоторым из них среди ночи звонили по телефону и настоятельно просили выйти из ракетной программы, а другим были отправлены письма с взрывчаткой. Несколько человек получили ранения в результате взрывов.

Так случилось, что Крюг был первым в списке Моссада.

Во время войны, закончившейся за 17 лет до этого, Крюг был частью команды полигона Пенемюнде – ракетного центра Третьего рейха (располагался под одноименным городком на северо-востоке Германии). Группа под руководством Вернера фон Брауна гордилась спроектированными ракетами «Фау», с помощью которых почти удалось победить Англию, а также планировала создать ракеты, обладающие еще большей разрушительной силой, дальностью и точностью.

По данным Моссада, через 10 лет после окончания войны фон Браун вел программу конструирования ракет для США. Он предложил Крюгу и другим бывшим коллегам работать с ним в Америке. Крюг выбрал другой – казалось бы, более выгодный вариант: он присоединился к группе ученых под руководством профессора Вольфганга Пильца, работавшей на Египет в рамках секретной стратегической ракетной программы.

По мнению израильтян, Крюг должен был знать, что Израиль, где нашли убежище множество людей, переживших Холокост, будет мишенью обладателей нового военного потенциала. Убежденный нацист увидел в этом возможность продолжить уничтожение еврейского народа.

Угрожающие записки и телефонные звонки сводили Крюга с ума. Он и его коллеги знали, что угрозы исходят от израильтян. Это было очевидно. В Аргентине в 1960 году израильскими агентами был похищен Адольф Эйхман, ответственный за уничтожение евреев. В Иерусалиме он был предан суду, а 31 мая 1962 года – повешен.

Крюг чувствовал, что Моссад затягивает петлю на его шее. Именно поэтому он обратился за помощью к нацистскому герою, лучшему из лучших людей Гитлера.

На следующий день ученый бесследно исчез, по информации, полученной из надежных источников, он покинул свой офис, чтобы встретиться со Скорцени, человеком, в котором Крюг видел своего спасителя.

Бравый военный, выросший в Австрии, был известен шрамом на левой стороне лица, который он получил в юности, увлекаясь фехтованием. Скорцени дослужился до штандартенфюрера (полковника) СС, а благодаря подвигам, которые он совершил, будучи командиром разведки, Гитлер признал в нем человека, который не остановится ни перед чем, чтобы выполнить поставленную задачу.

Заслуги Скорцени вдохновляли немцев и вызывали уважение врагов Германии.

Американская и британская разведки называли его «самым опасным человеком в Европе».

Крюг обратился к Скорцени в надежде, что великий герой сможет обеспечить ученым безопасность.

Когда двое мужчин ехали в белом мерседесе к северу от Мюнхена, Скорцени сказал, что он нанял телохранителей, которые находятся в машине, следующей за ними.

Эти люди сопроводят их в безопасное место для разговора.

Крюг был убит в лесу без официального обвинительного заключения или смертного приговора. Человек, спустивший курок, был ни кто иной, как знаменитый нацистский герой войны. Израильскому разведывательному агентству удалось сделать из Отто Скорцени секретного агента еврейского государства.

«Тройкой», учинившей внесудебную расправу, руководил будущий премьер-министр Израиля Ицхак Шамир, бывший тогда начальником подразделения специальных операций Моссада. В выполнении задания также принимал участие Цви «Питер» Малкин, который осуществил захват Эйхмана в Аргентине, а позднее стал известным нью-йоркским художником. Руководил операцией Йосеф «Джо» Раанан – резидент Моссада в Германии. Все трое потеряли близких во время общеевропейского геноцида, которым управлял Эйхман.


Ицхак Шамир. Фото: Wiki Commons

Причины, по которым Израиль работал с таким человеком, как Скорцени, достаточно понятны. Необходимо было подобраться как можно ближе к нацистам, готовящим новый Холокост.

План действий Моссада по защите Израиля и еврейского народа не имел правил и ограничений. Шпионы агентства искусно обходили правовые системы в ряде стран с целью ликвидации врагов, будь то палестинские террористы, иранские ученые и даже работавший на Саддама Хуссейна канадский изобретатель оружия Джеральд Булл, который был застрелен в Берлине в 1990 году.

Иногда Моссаду приходилось работать с не самыми приятными партнерами. Когда подобное краткосрочное сотрудничество сулило успех миссии, израильтяне были готовы пойти на все.

Но почему Скорцени работал на Моссад?

Он родился в Вене в июне 1908 года в семье среднего класса, которая гордилась военной службой в Австро-Венгерской империи. С раннего возраста Скорцени казался бесстрашным и талантливым лжецом, который знал бесчисленное количество способов, как обмануть человека. Это были ценнейшие качества для агента Моссада.

В возрасте 23 лет он вступил в австрийский филиал нацистской партии. Скорцени служил в вооруженной милиции – СА и восхищался Гитлером. Фюрер был избран канцлером Германии в 1933 году, а затем, в 1938-м, захватил Австрию. Когда Гитлер вторгся в Польшу в 1939 году и началась Вторая мировая война, Скорцени покинул строительную фирму, где работал инженером-строителем, и добровольцем пошел не в регулярную армию – Верхмахт, а в танковую дивизию Лейбштандарта СС «Адольф Гитлер».

В своих мемуарах, написанных после войны, он рассказывал о годах службы в СС так, будто путешествия по оккупированной Польше, Голландии и Франции были почти бескровными. Но его деятельность никак не могла быть настолько безобидной, как может показаться при чтении книги. Он принимал участие в боях в России и Польше, и, конечно, израильтяне полагали, что он причастен к истреблению евреев. Войска СС не были регулярной армией – это было военное крыло нацистской партии, претворявшее в жизнь ее план геноцида.

Наиболее известной и смелой миссией Скорцени была операция 1943 года, когда он освободил недавно свергнутого фашистского диктатора Бенито Муссолини – друга и союзника Гитлера. Но это было задолго до его перехода на сторону Моссада.

В сентябре 1944 года, когда регент Венгрии адмирал Миклош Хорти вел переговоры с Советским Союзом, Скорцени похитил сына диктатора. Под угрозой лишения жизни сына Хорти он передал власть прогерманскому правительству, которое депортировало в концлагеря десятки тысяч венгерских евреев.

В декабре 1944 года по поручению Гитлера Скорцени был назначен ответственным за операцию «Гриф» по захвату генерала Эйзенхауэра, во время которой около 2000 переодетых в американскую форму англоговорящих бойцов с американскими танками и джипами были направлены в тыл наступающим американским войскам с диверсионным заданием. Однако главных целей эта операция не достигла – многие подчиненные Скорцени были схвачены и расстреляны.

После этой миссии Скорцени был арестован и признан военным преступником. Два года он провел в тюрьме, прежде чем в 1947 году американский трибунал счел возможным оправдать его. Но вскоре Скорцени вновь был арестован и помещен в лагерь для интернированных лиц в Дармштадте, но бежал оттуда. И снова мировые газеты назвали Скорцени самым опасным человеком и главным военным преступником в Европе. Он наслаждался своей славой и опубликовал мемуары, которые вышли на многих языках мира и неоднократно переиздавались.


Отто Скорцени в тюремной камере, 1948 год. Фото: Gamma-Keystone / Getty Images

После побега ему было разрешено поселиться в Испании под защитой генералиссимуса Франко. В последующие годы Скорцени проводил консультативную работу для президента Хуана Перона в Аргентине и египетского правительства. Именно тогда Отто Скорцени подружился с египетскими офицерами, которые занимались ракетной программой и привлечением немецких специалистов.

В Израиле группа агентов Моссада размышляла над тем, как найти и убить Скорцени. Однако у главы агентства Иссера Хареля был смелый план: вместо того чтобы уничтожить Скорцени – привлечь его на свою сторону. В агентстве понимали: для того чтобы подобраться к немецким ученым, нужно внедрить туда своего человека. В сущности, Моссаду нужен был нацист.

Израильтяне никогда бы доверились нацисту, но им удалось найти человека, на которого можно было бы рассчитывать: решительный, скрупулезный, успешный реализатор инновационных планов, умеющий хранить секреты. На первый взгляд странное решение о вербовке Скорцени далось нелегко. Сложная задача была поручена Раанану, австрийскому еврею, которому едва удалось избежать Холокоста.

Его настоящее имя – Курт Вайсман. После того как в 1938 году в Австрии к власти пришли нацисты, его отправили в Палестину, которая в то время находилась под управлением Великобритании. Мать и брат Курта остались в Европе и погибли.

Как и многие евреи, жившие в Палестине, Вайсман пошел служить в британскую армию. Он был зачислен в королевские военно-воздушные силы. После создания Государства Израиль Курт Вайсман взял еврейское имя – Йосеф Раанан. Он был среди первых пилотов крошечных ВВС страны. Молодой человек вскоре стал командиром эскадрильи, а позднее начальником разведуправления ВВС.

Своими успехами он привлек внимание Хареля, который в 1957 году взял Раанана на службу в Моссад. Несколько лет спустя Раанан отправился в Германию, где руководил секретными операциями, сосредоточившись на работе по немецким ученым в Египте. Так получилось, что именно Раанану пришлось координировать контакт и вербовку знаменитого нацистского коммандос Скорцени.

Израильскому шпиону было непросто выполнить это задание, но приказ есть приказ. Он создал группу, отправившуюся в Испанию для рекогносцировки. Ее члены наблюдали за Скорцени, его домом и местом работы. В группу входила молодая немка с позывным «Анке», не являвшаяся штатным агентом Моссада. Она играла роль подруги одного из разведчиков и отвлекала внимание. Всё это очень напоминало шпионский фильм.

Однажды вечером в начале 1962 года богатый и привлекательный, несмотря на уродливый шрам, Скорцени отдыхал в одном из роскошных мадридских баров в компании молодой супруги Илзе фон Финкенштайн. Илзе была племянницей Ялмара Шахта, который управлял финансами Гитлера.

Они распивали коктейли и расслаблялись, когда бармен представил им немецкоговорящую пару, которую он обслуживал. Женщина была хороша собой, и на вид ей было не больше 30 лет, а ее хорошо одетому спутнику около сорока. Они представились немецкими туристами и рассказали ужасную историю – на улице их только что ограбили.

Пара разговаривала на безупречном немецком, а у мужчины, как и у Скорцени, был легкий австрийский акцент. Они назвались вымышленными именами, в действительности это были агент Моссада, имя которого до сих пор засекречено, и его «помощница» Анке.

После совместно выпитых коктейлей жена Скорцени предложила молодой паре, оставшейся без денег, паспортов и багажа, переночевать на их роскошной вилле. Когда все четверо вошли в дом, принадлежащий Скорцени, он развернулся и вытащил пистолет, направив его на гостей и сказал: «Я знаю, кто вы и почему вы здесь. Вы из Моссада и пришли убить меня».

Молодая пара оставалась абсолютно спокойной. Мужчина ответил: «Вы правы наполовину. Мы действительно из Моссада, но если бы мы хотели убить вас, вы были бы мертвы несколько недель назад».

«Ну ладно, – сказал Скорцени. – Я убью вас гораздо быстрее».

Тут вмешалась Анке: «Если вы убьете нас, придут те, кто не станет распивать с вами коктейли. Вы даже не успеете увидеть их, как они вышибут вам мозги. Всё, что нам от вас нужно, – это ваша помощь».

Через минуту, которая показалась часом, Скорцени опустил пистолет и спросил:

«Что именно вы хотите от меня?» Агент Моссада ответил, что Израиль нуждается в информации и готов щедро заплатить за нее.

Любимец Гитлера помолчал несколько мгновений, а затем ответил: «Деньги меня не интересуют. Я хочу, чтобы мое имя исчезло из списка Визенталя». Симон Визенталь, знаменитый венский охотник на нацистов, включил Скорцени в свой реестр беглых гитлеровцев как военного преступника, однако Отто Скорцени упорно отрицал свою вину.

Израильтянин не верил в невиновность высокопоставленного нацистского офицера, но нужно было выполнить поставленную задачу. «Хорошо, – сказал он, скрывая отвращение к нацисту. – Всё будет сделано, мы позаботимся об этом».

Наконец Скорцени опустил оружие, и двое мужчин пожали друг другу руки. «Я знал, что вся история с ограблением была фальшивкой, – усмехнулся Скорцени. – Просто прикрытие».

Следующим шагом стала поездка Скорцени в Израиль. Раанан организовал тайный перелет, и Отто Скорцени встретился с Харелем. Нацист был допрошен, а после получил более детальные указания и рекомендации. Во время своего визита он посетил музей «Яд ва-Шем», посвященный памяти 6 миллионов евреев – жертв Холокоста. Скорцени молчал и, казалось, был впечатлен. Один из посетителей признал в нем военного преступника. Ранаан, талантливый актер, каким и должен быть всякий шпион, улыбнулся еврейскому мужчине и спокойно сказал: «Нет, вы ошибаетесь. Он мой родственник, переживший Холокост».

Естественно, многие в израильской разведке интересовались, почему знаменитый немецкий солдат так легко согласился сотрудничать с Моссадом. Неужели его настолько заботит собственный имидж, что он потребовал удаления своего имени из списка военных преступников? Скорцени понимал, что, находясь в списке, он был мишенью для убийства, а сотрудничество с Моссадом давало гарантию его безопасности.

Новый агент доказал, что на него можно положиться. По просьбе израильтян он полетел в Египет и составил подробный список немецких ученых и их адресов.

Кроме того, Скорцени предоставил разведке данные европейских компаний, которые занимались закупкой и доставкой комплектующих для египетских военных проектов. В этом списке среди прочего значилась компания Intra, принадлежащая Хайнцу Крюгу.

Раанан продолжал руководить операцией, направленной против немецких ученых, однако передал обязанность контактировать со Скорцени двум своим агентам – Рафи Эйтану и Аврааму Ахитуву.

Эйтан был одним из самых удивительных персонажей израильской разведки. Он получил прозвище Мистер Похищение за роль в организации похищения Эйхмана и других преступников, которых разыскивали израильские спецслужбы. Кроме того, Эйтан помогал Израилю добывать материалы для секретной ядерной программы. В 2006 году в возрасте 79 лет он стал членом парламента в качестве главы политической партии, представляющей интересы пожилых граждан.

Эйтан подтвердил факт контактов со Скорцени, однако, как и другие ветераны Моссада, отказался от более развернутых комментариев.

Ахитув, родившийся в Германии в 1930 году, также участвовал во многих израильских операциях по всему миру. С 1974 по 1980 год он возглавлял внутреннюю службу безопасности «Шин-Бет», которая хранила множество тайн и сотрудничала с Моссадом.

Агентство пыталось убедить Визнталя убрать имя Скорцени из списка военных преступников, но охотник за нацистами отказался это сделать. Тогда Моссад, действуя в своем репертуаре, подделал письмо, в котором Визенталь сообщал, что отныне Скорцени «чист» перед законом.

Отто Скорцени продолжал удивлять израильтян своим уровнем сотрудничества. Во время поездки в Египет он разослал взрывпакеты, и одна из бомб убила пятерых египтян на военной ракетной площадке завода 333, где работали немецкие ученые.

Кампания по запугиванию имела успех – большая часть немцев покинула Египет. Израиль перестал угрожать ученым и заниматься их уничтожением, однако группа израильтян была арестована в Швейцарии, где они оказывали вербальное давление на семью ученого. Агент Моссада и австрийский ученый, работавший на Израиль, предстали перед судом. К счастью, швейцарский судья разделял опасения Израиля относительно египетской ракетной программы и принял решение отпустить обвиняемых.

Однако премьер-министр Давид Бен-Гурион посчитал, что подобное происшествие может бросить тень на имидж Израиля.

Харель подал прошение об отставке, и Бен-Гурион его принял. Новый глава Моссада генерал Меир Амит отказался от услуг бывшего нациста.

Несмотря на принятое решение, Амит обратился к Скорцени еще один раз.

Агентству было необходимо прощупать почву для предстоящих секретных мирных переговоров, поэтому он попросил Отто Скорцени организовать встречу с высокопоставленным египетским чиновником. Но из этого ничего не получилось.

Скорцени так и не раскрыл настоящие мотивы своего сотрудничества с Израилем. В его автобиографии нет ни слова об Израиле или евреях. Единственное, что известно наверняка, Скорцени получил гарантию своей безопасности. Моссад не убил его.

На протяжении всей жизни Скорцени тянуло на опасные приключения. Он не мог упустить возможность ввязаться в очередную авантюру, где можно безнаказанно и с выгодой для себя убивать и сеять страх. А уж кто именно предоставлял подобную возможность, не имело никакого значения. Вполне возможно (хотя психологические аналитики Моссада и сомневались в этом), им руководили раскаяние и сожаление о содеянном во время войны. А может, к сотрудничеству с израильтянами Скорцени подтолкнуло всё вышеперечисленное. Узнать правду уже не удастся. В июле 1975 года Отто Скорцени умер от рака в возрасте 67 лет в Мадриде. Он был кремирован и похоронен в фамильном склепе в Вене. В церемонии прияли участие десятки немецких ветеранов и их жены.

Среди толпы, провожавшей Скорцени в последний путь, находился человек, который не был известен присутствующим, однако по старой привычке он вел себя так, чтобы никто не запомнил его лица. Это был Йосеф Раанан, ставший в Израиле к тому моменту успешным бизнесменом.

Моссад не отправлял Раанана на похороны Скорцени. Это был знак личного уважения одного австрийского воина к другому, уважения старого разведчика к своему агенту.

Быть может, к самому необычному, опасному, отвратительному – но и лучшему из тех, что у него были.

Cсылки
Нравится 41
IsraLove.org
Нажми «Нравится» и читай лучшие публикации в своей ленте!

Автор: Dan Raviv, Yossi Melman
Категория: История
Дата публикации: 02.04.2016
Просмотров: 12523
Тег: моссада
Источник: stmegi.com
Переходов на источник: 180
Трейлер фильма Леонида Парфенова «Русские евреи»
Анекдот про степени сравнения прилагательных
Почему так видят Израиль в Латинской Америке
Священник, спасший 4000 евреев
Я – еврей в теле мусульманина
Как Британцы сорвали решение Лиги Наций о воссоздании Израиля