IsraLove
Поэма «Хадасса»

Поддержи нас!  Нажми:   
Источник изображения: bar-atra.ru
Памяти моей матери Бродской Гисе Ароновне посвящается.

Часть 1. Пир Валтасара



На пиру у Валтасара,
Вавилонского царя,
Сто свечей сжигают сразу,
И они, коптя, горят.

Освещая зал высокий,
Мрамор розовых колон,
Фимиам из чаш глубоких,
Золотой в сапфирах трон.

На диванах возлегают,
Гости с кубков пьют до дна,
Кушают и созерцают,
Обнажённые тела.

Здесь красавицы танцуют,
И движенья живота,
Разжигают страсть такую,
Что гостям не до вина.

Царь на троне восседает,
Не внимая никому,
Опахалами мелькают,
Угождают все ему.

Вот четыре музыканта,
Вместе звуки издают,
В разноцветных шароварах,
Песни юноши поют.

Чернокожие рабыни,
Блюда на главах несут,
У царя тарелка стынет,
До еды ли в недосуг?

Нет, ничем не угодят,
Безутешен их владыка,
Слуги с трепетом глядят.
Стало на один миг тихо,

Грянул гром вдруг с потолка,
Гости разбежались,
Чертит огненно рука:
,,Мэнэ, тэкел, фарес!”.


Часть 2. Пророчество Даниила



И от страха Валтасар,
В угол сжался,
Закричал: ,,Какой кошмар!”
Расстерялся.

Повелел тотчас позвать,
Магов всяких,
Чтоб сумели разгадать,
Эти знаки.

Быстро воины бегут,
Мудрых много,
Прямо скопом волокут,
Пасть у трона.

Царь дрожащею рукой,
Их поднимает,
И о тайне роковой,
Вопрошает.

Но такое ли им знать,
Эко диво?
Царь велел тогда прислать,
Даниила.

Даниил пророк-еврей,
Тихо входит,
Посмотрев на знаки те,
Слово молвит.

Сочтены судьбою дни,
О владыка!
Твоё царство разделил,
Бог великий.

Взвесил он твои грехи,
Пред собою,
И ответишь ты за них,
Головою.

Лишь сказал такое он,
Всё пропало,
Вырвался наружу стон,
Валтасара.

Он наутро бросил пир,
И скитался,
К Вавилону славный Кир,
Подобрался.

Ворота жрецы с молитвой,
Открывают,
Вавилон большой без битвы ,
Занимают.

Кир узнав,что Даниил,
Предрекает,
Иудеев отпустить,
Разрешает.

Иудею возродить,
Шли толпою,
Новый Храм освятить,
И построить.

Так персидское ярмо,
Навалилось,
И событие одно,
Приключилось.

Часть 3. Пир Артарксеркса



Покорив врагов своих,
И расширив власть повсюду,
Персия цветущей будет,
Вот её счастливый миг!

На престол взошёл ликуя,
Артарксеркс - монарх могучий,
Разошлись на небе тучи,
Солнышко его пестует.

Он сатрапов собирает,
И от края и до края,
Мчатся слуги их сзывая,
На пир шумный приглашают.

Сузы - город достославный,
Примет всех князей покорных,
Будет трапеза и отдых,
Обещает богоравный.

Вот стада на бойню гонят,
Бочки с зелием катают,
Дичь на вертелах мелькает,
Щедрость навсегда запомнят.

Дней сто семьдесят гуляют,
Нет конца тому веселью,
Танцам,музыке и пенью,
Так гостей пир восхищает.

Тут скликает царь гонцов,
Звать на пир столичный люд,
Слуги во дворе снуют,
Ставят тысячи столов.

Вдоль столов златые ложа,
И на них лежит народ,
Ест бесплатно,вина пьёт,
Наливают им вельможи.

Полотнищ зелёных сонм,
Их к колонам прикрепляют,
Чтоб от солнца защищали,
Всех лежащих за столом.

А на женской половине,
Артарксерского дворца,
Жёнам княженским винцы,
Наливают у Астини.

На седьмой день показать,
Царь решил красу-девицу,
Он свою жену-царицу,
Любит так,что не сказать!

Обнажить ей наготу,
На главу одеть венец,
Ослепить красой дворец,
Чтоб глазам невмаготу.

Но она была строптивой,
Не пошла на мужа зов,
Не желая тратить слов,
Прогнала слугу лениво.

Артарксеркс разгневан был,
Что же делать, как узнать?
Он Совет решил собрать,
Чтоб с упрямицы сбить пыл.

Я, конечно, не двуликий,
Князь один сказал при этом,
Поделюсь своим секретом,
Накажи Астинь, Великий!

Жёны наши ведь узнали,
Что она не подчинилась,
Мы б спокойствия лишились,
Если б тоже делать стали.

И велел прогнать царицу,
Артарксеркс в смятеньи страшном,
Издаёт приказ он царский,
Для страны и для столицы.

,,Впредь жена любая мужу,
Будет подчиняться вечно,
Как несётся к морю речка,
Замерзая в злую стужу”.

Чтоб забыться от печали,
Красивейших дев из царства,
Чтоб без лени и коварства,
Слуги для него собрали.

Целый год их умащали,
Миррой мазали и маслом,
Первый евнух государства,
И другие наблюдали.

И они как год настанет,
По одной на ложе всходят,
Там царя они находят,
У него на сердце камень.

На четвёртый год подходит,
Очередь Эсфирь-девице,
Артарксеркс её царицей,
На престол персидский вводит.

Из родных Эсфирь имела,
Только дядю Мордехая,
От других пока скрывая,
Что нельзя промолвить смело.

В детстве именем Хадасса,
Нарекли в Иерусалиме,
А затем сменила имя,
На Эсфирь царица наша.

Так персидскою державой,
Управляла иудейка,
Но затем судьба - злодейка,
Тайну эту рассказала.

Был Аман министром первым,
В эту пору в государстве,
Всех держал вельмож он в рабстве,
И в коленопреклоненьи.

Мордехай лишь ниц не падал,
При Амане очень грозном,
Был министр за это в злобе,
Отомстить хотел он сразу.

У ворот царицын дядя,
Был в ту ночь,когда услышал,
Разговор двух слуг притихших,
На царя те замышляли.

Он про заговор Эсфире,
Сразу утром сообщает,
Артарксеркса тем спасает,
Но не ждёт, чтоб наградили.

Часть 4. Заговор Амана



Узнаёт Аман везучий,
Среди прочих новостей,
Первый враг его – еврей,
А евреев он проучит!

Властелину в тронном зале,
Рассказал он на коленях,
О презренных иудеях,
Те царей не почитали.

Только чтут они Яхве,
По своим живут обычьям,
Отличаются обличьем,
Непокорные судьбе.

Истребить такой народ,
Благородней нету цели,
Как евреи надоели,
Оскверняя наш Восток!

Царь доверился Аману,
Не гадая наперёд,
Погубить плохой народ,
Приказал в подвластных странах.

Жребий свой Аман бросал,
И он выпал для удара,
В день тринадцатый адара,
И приказ Аман послал.

Так нагрянула беда,
Тяжко на душе Эсфири,
Как спасти народ любимый,
Бог ему бессмертье дал!

В эту ночь царю не спится,
Книгу Записей длстал,
В ней случайно прочитал,
Что недавно приключилось.

В суете вознаградить,
Мордехая за спасенье,
Он забыл,и огорченье,
Завтра надо искупить.

Чтоб свершилось зло скорее,
Аман зашёл,но не промолвил,
Что Мордехаю приготовил,
Он приговор,как иудею.

Артарксеркс успел спросить,
,,Обращаюсь как к министру,
Я тут долго что-то мыслю,
Как спасителя почтить?,,

Подождал Аман беспечный,
С радостью большой ответил,
Я б его бы так отметил,
Чтоб запомнили навечно.

Дал бы царские одежды
И на царского коня,
Посадил бы среди дня,
Чтобы видели невежды.

Как умеешь ты ценить,
Преданного человека,
И кричать про дело это,
В барабаны громко бить.

Имя царь открыл Аману,
Тот, кто спас меня от смерти,
Мордехай…и мне поверьте,
Награждать его я стану!

Повелел тотчас министру,
Как советнику - вассалу,
Сделать как и подобало,
Чтоб почтить сегодня, быстро.

Ну, а вечером царица,
Сделала раскошный ужин,
Недруга с любимым мужем,
Позвала в свою светлицу.

Царь вошёл, сказала гордо,
О своём происхожденьи,
Умоляла о спасеньи,
Невиновного народа.

Подлость уничтожить надо,
Артарксеркс решил немедля,
И повесил возле двери,
Заговорщика Амана.

Облегчил весы Фемиды,
Разрешил всем иудеям,
Чтоб врагов своих-злодеев,
Всех убили за обиды.

Так свершилась Божья кара,
Мордехай же стал министром,
На листке бумаги чистом,
Написал общинам старым.

Чтобы отмечали вечно,
День Эсфири, праздник Пурим,
Благодарны мы ей будем,
В этом мире бесконечно!

Часть 5. Эпилог



Мысли надо подытожить,
Ведь История ,,аманов”,
Посылала для обманов,
Чтоб народ наш уничтожить.

Кровь лилась рекою красной,
Погибали миллионы,
Эхом раздавались стоны,
О судьбе слепой, несчастной.

Но спасали нас Эсфири,
Мордехаев вера в счастье,
Отметая все ненастья,
Предки мучались, и жили.

И теперь, мы - их потомки,
Отмечаем праздник Пурим,
Он весельем полон будет,
Свет всегда пробьёт потёмки!

И под солнышка восход,
С карнавальным пересмехом,
Год пройдёт с весенней вехой,
Утро снова настаёт!

Мельбурн, 02.03.2007.

Cсылки
Нравится 6
IsraLove.org
Нажми «Нравится» и читай лучшие публикации в своей ленте!

Автор: Михаил Шифман
Категория: Культура
Дата публикации: 30.07.2016
Просмотров: 992
Почему запрет паранджи - правильный шаг
Как Марк Твен евреев защищал
Коллекция анекдотов о еврейской предприимчивости
Анекдот. Как Морис Коэн ходил на собеседование в Майкрософт
Житель Хайфы признан старейшим жителем планеты
Тетя Шура и евреи