IsraLove
Разделивший всех по крови

Поддержи нас!  Нажми:   
В июне отмечается всемирный день донора в память о еврейском докторе Карле Ландштейнере – ученом, впервые доказавшем, что у всех разные группы крови, и тем самым спасшем миллионы жизней. Правда, в далеком 1901 году его открытию никто не придал значения – Нобелевская премия по медицине нашла его только через 30 лет, в течение которых он открыл вирус полиомиелита, а вскоре и резус-фактор крови.

Совершенное им открытие имело колоссальное значение для медицинской практики. Оно до сих пор помогает спасать миллионы человеческих жизней. Однако первоначально никто не придал его открытию никакого значения, заметив научный прорыв лишь в кровопролитные годы Первой мировой войны. И все это время несколько застенчивый Карл Ландштейнер, сообщив о своих наблюдениях еще в 1901 году в статье «Об агглютинативных свойствах нормальной человеческой крови», продолжал свой «скромный» труд. Запоздалое признание его заслуг компенсировалось многочисленными наградами позже, в числе которых и Нобелевская премия по физиологии и медицине за «открытие групп крови человека». А день рождения Карла Ландштейнера, поделившего все человечество мира на четыре группы по свойствам их крови, сделали и памятным днем для всего мира – Всемирным днем донора крови.

Карл Ландштейнер родился в Вене 14 июня 1868 года в еврейской семье Леопольда Ландштейнера и его жены Фанни Хесс. После смерти мужа Фанни полностью посвятила себя сыну, которому тогда только лишь исполнилось шесть лет. Талантливый музыкант и преподаватель, она не стала насильно заставлять юного Карла изучать нотную грамоту. Зная застенчивый характер своего сына, не стала она и отягощать его шумными кружками различной направленности, сосредоточившись на домашнем обучении и чтении книг. Дав ему блестящее образование и лучших учителей, поддерживая и разделяя интерес сына к биологии, она и заложила фундамент его будущих побед. Говорят, что предан матери Карл был неимоверно, а ее посмертную маску хранил в своем кабинете всю жизнь.

После окончания гимназии Ландштейнер поступил на медицинский факультет Венского университета, где увлекся биохимией, а затем и иммунологией. Помимо учебной программы он постоянно находился в поисках дополнительных знаний. Придерживаясь принципа Auditor et altera pars («Выслушай и другую сторону»), он не принимал на веру точку зрения своих преподавателей, видных ученых, до тех пор, пока полностью не изучал все противоположные версии. А потому после лекций своих преподавателей ходил на лекции их оппонентов, частично отсекая ненужное и расширяя свой кругозор. Неудивительно, что одновременно с получением диплома в 1891 году выходит и первая статья Карла, посвященная влиянию диеты на состав крови. Работая в университетских клиниках, в Институте гигиены, а затем в Институте патологии города Вены, ежегодно он публиковал около десятка работ. Правда, с детства застенчивый Карл не уделял особого внимания их массовому тиражированию. Так что после очередной публикации он просто вновь углублялся в свои более чем оригинальные для того времени иммунологические исследования.

Так же произошло и с публикацией в 1901 году его статьи «Об агглютинативных свойствах нормальной человеческой крови». Тогда вместе с обоснованием разделения групп крови молодой исследователь сделал и вывод, известный сегодня как непреложное правило Ландштейнера: «В организме человека антиген группы крови (агглютиноген) и антитела к нему (агглютинины) никогда не сосуществуют». Не разглядев в работе потенциала для практических нужд медицины, светила науки отметили наблюдение интересным, позабыв о нем как о «ненужном» на долгие годы. В полной мере важность открытия будет оценена лишь в годы Первой мировой войны, когда тысячи искалеченных на полях сражений солдат нуждались в переливании крови.

Отметим, что до этого эксперименты с переливанием крови проводились в течение многих столетий. Еще в древности люди заметили, что при потере большого количества крови человек погибал. Это создало представление о крови как о носителе жизни. В таких ситуациях больному давали пить свежую кровь животного или человека. И первые попытки гемотрансфузии (переливания крови) начали практиковать в XVII веке. Тогда предложенную английским врачом Уильямом Гаррвием теорию движения крови, выталкиваемой сердцем по замкнутому кругу, просто осмеяли. Он же решил, что если кровь циркулирует, почему бы не попробовать перелить ее нуждавшимся. На эксперименты ушли десятилетия, и лишь в 1665 году появилась первая достоверная запись об успешном переливании крови у животных – от одной живой собаки к другой.

Медики продолжили эксперименты на людях, но совсем не оптимистичные результаты привели к запрету на переливание человеку крови животных. В начале XIX века акушер Джеймс Бландел вполне успешно спасал жизни рожениц с послеродовым кровотечением. Выживала, правда, лишь половина пациенток, но и это считалось отличным результатом. К середине позапрошлого столетия переливанием крови уже лечили различные заболевания. Но несмотря на сотни спасенных жизней, никто не мог понять, почему кровь, перелитая от одного человека к другому, в одном случае способствовала выздоровлению, а в другом – лишь ухудшала его состояние и приводила к смерти.

Взявшийся же за дело Ландштейнер отобрал образцы крови у себя и своих коллег, отделив при помощи центрифуги сыворотку от эритроцитов. В ходе экспериментов выяснилось, что ни один из образцов сыворотки никак не реагирует на добавление его эритроцитов. Но почему-то сыворотка крови одного коллеги склеила эритроциты другого. Это позволило ему предположить, что существует как минимум два вида антител, названных им А и В. В собственной крови Карл не обнаружил ни одного из них, предположив, что есть еще и третий вид антител, которые он назвал С. Четвертую и самую редкую группу крови, «не имеющую типа», два года спустя обнаружит ученик Ландштейнера, доктор Адриано Штурли.

Как указывалось выше, публикация Ландштейнера не произвела в научном сообществе должного фурора. А потому много позже не раз возникали споры с «переоткрытыми» группами крови. Так, в 1907 году свои наблюдения о разделении людей по крови на четыре группы – I, II, III и IV – высказал чешский психиатр Ян Янский. А в 1910-м четыре группы крови в обратном порядке – IV III, II и I – описал и американец Уильям Мосс. Если первооткрывателем безоговорочно признали нашего героя, то вот с номенклатурой еще долгое время возникали проблемы, так как в одних странах использовали численное, в других – буквенное обозначение.

Закрыть вопрос раз и навсегда получилось лишь в 1937 году на съезде Международного общества переливания крови в Париже, когда была принята нынешняя терминология АВ0, в которой группы крови именуются 0 (I), A (II), B (III), AB (IV). По сути, это и есть терминология Ландштейнера, в которой добавилась четвертая группа, а С превратилась в 0.

Ко времени разрешения этого вопроса Карл Ландштейнер совершил уже немало других открытий и был в шаге от еще одного значимого прорыва. Продолжив исследования свойств крови, он обозначил свойства агглютинирующих факторов и способность эритроцитов абсорбировать антитела, описал эффект и механизмы холодовой агглютинации эритроцитов. А с момента начала в Европе эпидемии полиомиелита занялся поисками его возбудителя. Из-за недостатка лабораторных животных он переехал из Вены в парижский Институт Пастера, где совместно с другими учеными заложил основу современных знаний об иммунологии полиомиелита. Он выдвинул предположение, что полиомиелит вызван не бактерией, а неизвестным вирусом, но к этой идее вновь никто не прислушался. Однако через год Ландштейнер совместно с доктором Эрвином Поппером нашел и выделил этот вирус в чистом виде.

Получив в 1911 году заслуженное звание профессора в Венском университете, он женился, а после поражения Австро-Венгрии в Первой мировой войне и последовавшими за этим разрухой и голодом он переехал в Нидерланды. Продолжив научную деятельность и опубликовав за три года двенадцать статей, в 1923 году он получил приглашение от Рокфеллеровского института медицинских исследований в Нью-Йорке. Прибыв туда с семьей и организовав лабораторию иммунохимии, он продолжил исследования. И спустя семь лет он получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине «за открытие групп крови человека», сделанное им за три десятилетия до этого.

А еще через десять лет, в 1940 году, он открыл и резус-фактор крови. И вновь в открытии не заметили первоначально никакого практического значения. Лишь через год установили совпадение, объяснившее причину тяжелого заболевания у новорожденных в случае разных резус-факторов родителей. Найдя причину, нашли и решение, спасающее жизни малышей и сегодня.

Сам же Ландштейнер в последние годы жизни пытался спасти свою жену, страдавшую раком, и полностью посвятил себя исследованиям в области онкологии. Говорят, что, движимый этой целью, он все время проводил в лаборатории. Там же, на рабочем месте, у него и случился обширный инфаркт. А через два дня, 26 июня 1943 года, Карл Ландштейнер скончался.

Cсылки
Нравится 5
IsraLove.org
Нажми «Нравится» и читай лучшие публикации в своей ленте!

Автор: Алексей Викторов
Категория: Люди
Дата публикации: 16.06.2016
Просмотров: 1538
Источник: www.jewish.ru
Переходов на источник: 107
Таких историй миллион
Собеседование пассажиров сотрудниками Эль-Аль
Палестинский терроризм и мусульманское лицемерие
Экскурсия по аду
Трейлер фильма Леонида Парфенова «Русские евреи»
Как Израилю удалось стать мировым лидером в беспилотной авиации