Сталин и евреи в годы войны
Нажми: 
Сталин и евреи в годы войны
Представить себе трудно, что Сталин мог какого-то человека искренне уважать, а тем более любить. По отношению к гражданам своей страны он испытывал три основных чувства: людей он ненавидел, либо людей он ненавидел люто и беспредельно, либо людей он терпел в силу обстоятельств.

Евреев он ненавидел люто и до такой степени, что в разгар организованной им жуткой антиевреейской истерии начала 1950-х годов, когда уже начались расстрелы лучших сыновей еврейского народа и когда нависла угроза уничтожения всех евреев, живущих в СССР, - Сталин захлебнулся этой своей лютой ненавистью к евреям. И в самый последний момент, когда уже все было готово для исполнения казни еврейского народа, сам Бог свершил над ним свой суровый, но справедливый суд, и кровавая рука палача была остановлена навеки. Ибо Бог, как известно, един и один для всех без исключения. И тот, кто считает себя богочеловеком, кто губит миллионы невинных людей, как это делали Сталин и Гитлер, получает Божью кару не только в виде мучительной смерти, но и в виде вечных людских проклятий.

Мнение Сталина о евреях



Не вызывает сомнения, что на передовой линии фронта при непосредственных столкновениях с врагом евреи-воины делали все, что было в их возможностях, чтобы победить врага. О героизме воинов-евреев написано множество книг и статей. Только награжденных орденами и медалями за период Великой Отечественной войны составило свыше 160 тысяч человек из 500 тысяч воевавших евреев. А за бесстрашие и героизм звание Героев Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая звезда" присвоено 157 воинам еврейской национальности. Только офицеров еврейской национальности в действующей армии было 32 тысячи.

Однако хочется особо отметить тот факт, что для евреев, находившихся в условиях войны, фашистский солдат, с кем он нередко встречался лицом к лицу в бою, - это был не просто солдат фашистской армии, пытавшийся захватить его страну. Это нацист, по понятиям которого еврей - это даже не совсем человек, это существо, которое не имеет права на существование. Так их учил их вождь Гитлер.

Возможно, что вот именно этот нацист, которого еврей видел перед собой, - это тот самый, который на занятых территориях убивал и сжигал беззащитных еврейских детей и их матерей. Поэтому при непосредственных контактах с фашистским врагом воин-еврей действовал, как правило, с особым ожесточением, беспощадностью и безжалостностью. А с другой стороны, не побоюсь сказать этих высоких слов, с бесстрашием и мужественностью, не жалея своей жизни. Поэтому неудивительно, что 45 Героев Советского Союза еврейской национальности получили это звание посмертно.

Однако у Сталина было свое мнение о еврее-солдате. В ноябре 1941 года в Кремле Сталин в присутствии Молотова, а также представителей польского эмигрантского правительства и других лиц сказал: "Евреи неполноценные солдаты... Да, евреи плохие солдаты". И это говорил руководитель государства в то время, когда в силу своего бездарного руководства армией и всей страной он допустил настолько безграмотные действия, что трехмиллионная Красная армия панически отступала по всей линии от севера до юга страны, неся при этом огромные потери в живой силе.

Можно ли было в то хаотичное время начала войны делать вывод о тех или иных солдатах-евреях? И это притом, что уже в первые дни войны многие воины-евреи показывали беспримерное, невиданное мужество в боях с захватчиком. "Евреи - плохие и неполноценные солдаты", - "провозгласил" "вождь". И это тогда, как уже 27 июня 1941 года летчик Исаак Зиновьевич Пресайзен один из первых направил свой подбитый самолет на немецкую танковую колонну. Он погиб, уничтожив немало немецких солдат. А танкист Соломон Аронович Горелик на своем танке ворвался в расположение артиллерийской части врага, где в упор вел огонь из танка по немецким солдатам. А заодно давил артиллерийские орудия. Он сгорел вместе с танком. Ему было присвоено посмертно звание Героя Советского Союза 23.10.1941 года.

И это тогда, когда не единожды, обвязав себя гранатами, целый ряд воинов-евреев взорвали себя вместе с десятками вражеских солдат, за что посмертно были отмечены званием Героя Советского Союза.

А летчица-штурман, впоследствии Герой Советского Союза, Полина Гельман за время войны сделала 860 боевых вылетов. Ни один летчик-мужчина не совершил столько вылетов. 113 тонн бомб сбросила она на врага.

В 1961 году маршал Г.К.Жуков отозвался о подвиге еврея-артиллериста, Героя Советского Союза Ефима Дыскина, совершенном в начале войны, как об одном из выдающихся подвигов в период Великой Отечественной. Он, один оставшийся в живых из всего артиллерийского расчета, трижды раненый, подбил семь немецких танков.

Подобных примеров с воинами еврейской национальности много, поэтому "мудрые" слова Сталина о неполноценности солдат-евреев не что иное, как ядовитая намеренная ложь и клевета на евреев-воинов. Не обладая никакими фактами, антисемит Сталин произвольно дает унизительную и оскорбительную характеристику воина-еврея.

Но самое худшее, что этот взгляд "вождя" на воина-еврея наложил свой отпечаток на оценку всех событий Отечественной войны, в которых принимали участие советские евреи.

Награда за мужество и кровь



Итак, Героев Советского Союза - граждан еврейской национальности насчитывается 157 человек. Цифра внушительная. Однако, как это ни парадоксально звучит, эта цифра явно не соответствует реальной действительности. В штабах армии был хорошо известен тот факт, что из списков наиболее отличившихся солдат и офицеров, поданных для награждений и присвоения званий, типично еврейские фамилии нередко вычеркивались либо штабными работниками частей и соединений, либо самой высокой инстанцией. Таким образом эти воины - герои оставались без заслуженных орденов, а то и без почетных званий Героев Советского Союза.

Шла какая-то гнусная и нечистоплотная, а по сути преступная игра по отношению у воинам-евреям, проливавшим кровь и нередко отдававшим жизни за советскую родину. Даже в газетах того времени о героизме воинов-евреев, да еще с типично еврейскими фамилиями, именами и отчествами, писать считалось политически некорректным. Как будто от слова "еврей" или от фамилии, например, "Шнеерсон", имени "Исаак" или "Абрам" исходила то ли враждебность, то ли чужеродность, то ли опасность, то ли позор, то ли брезгливость. Корреспондент газеты, который неосмотрительно пренебрег этой установкой, мог серьезно поплатиться.

Эта неприязнь и неуважение к воинам-евреям, стоявшим на фронте в одном ряду с представителями всех других национальностей, могла распространяться лишь тогда, когда она специально взращивалась, чтобы заразить собою население страны и армию. Разжечь антисемитизм легко - потушить трудно.

Евреи-орденоносцы, евреи-герои, число которых увеличивалось на глазах, являли собою некую новую черту еврейского характера, ранее не известную в истории России. Инородцы, права которых исторически ущемлялись на территории России, которые считались второсортными гражданами, никогда ранее не имели возможности проявить свой героический характер в борьбе с ненавистным врагом.

Но именно такое неоднократное проявление мужества и героизма еврейскими воинами противоречило мнению и желанию, а возможно, и неким далеко идущим планам "вождя". С этим "безобразием" в советской армии, да и вообще в СССР надо кончать! Вот и решили кончать.

В подтверждение сказанного уже в октябре 1942 года Сталин дает прямое указание, чтобы евреев, бежавших с запада от гитлеровцев, в партизанские отряды не допускать. После этого указания некоторые особо рьяные исполнители не допускали, а то и расстреливали евреев как шпионов, пытавшихся пробраться в отряд. Некоторым евреям пришлось самим организовывать еврейские партизанские отряды и громить опорные пункты фашистов и полицаев в тылу у врага. Таких отрядов насчитывались десятки.

Но главное дальше. В начале 1943 года начальник Главного Политуправления Красной армии, один из основных подхалимов Сталина, который без ведома Сталина не мог предпринимать никаких решений, он же начальник Совинформбюро, он же секретарь ЦК ВКП(б), которому подчинялась вся пропаганда в стране, генерал-полковник Щербаков разослал по фронтам "негласную" директиву, в которой было дословно сказано: "Награждать представителей всех национальностей, но евреев ограниченно". Это уже был сигнал к вычеркиванию евреев из списков на награды. Дело доходило до абсурда и запредельной тупости. Например, казаха - узбека - татарина по фамилии, скажем, Акбар Мухамбетов, наградить, так как он есть Акбар Мухамбетов, не говоря уже о русском Иванове, а вот еврей Абрам Шустерман - пошел ты вон, не родись, гад, Абрамом, да еще и Шустерманом.

То есть если Героем войны стал казах, татарин, узбек, то это политкорректно и это даже поощрялось. Смотрите, узбек из далекого кишлака стал Героем Советского Союза! Вот что значит Союз равных республик. Это говорит о "мудрой национальной" сталинской политике. Но герои-евреи, да еще когда их становится все больше и больше - это недопустимо, "по понятиям" главного антисемита страны, "вождя и учителя всех времен и народов" - Сталина. Это противоречит его какой-то, в то время пока еще не понятной, генеральной линии.

Были прямые указания Сталина и главного исполнителя его указаний Маленкова "быть более бдительными" к евреям при назначениях на должность и награждениях. Вышел даже так называемый специальный "циркуляр Маленкова" по данному вопросу. Ну никак не выходили из головы Сталина "эти евреи".

А тем временем евреи, как и герои других национальностей, совершали подвиг за подвигом.

Летчики-евреи врезались своими самолетами в колонны и скопления танков и живой силы противника. Они же совершали воздушные тараны, погибая за родину - СССР, совершая подвиги, подобно Гастелло и Талалихину.

Однако из 20 летчиков еврейской национальности, на которых были поданы документы на присвоение звания Героя Советского Союза, это звание было присвоено лишь восьмерым. И то одному в 1991 году.

А летчик-истребитель еврей Александр Горелик в одном бою сбил 9 немецких самолетов, а на другой день сбил еще один, после чего погиб. Звания Героя не получил.

Командующий фронтом Рокоссовский представил полковника авиации штурмана Льва Овсищера к присвоению звания Героя Советского Союза. Но эта фамилия была вычеркнута из списка в коридорах высшей власти.

За таран своим самолетом колонны движущегося противника 27 июня 1941 года Исаак Зиновьевич Пресайзен был представлен к званию Героя Советского Союза. Но представление осталось лишь в архиве без исполнения.

Раппопорт И.А., командир батальона десантников дважды представлялся к званию Героя Советского Союза. И оба раза звание Героя заменялось второстепенными наградами.

Трижды был представлен к званию Герой Советского Союза командир 342-го гвардейского тяжелого самоходного Новоград-Волынского артиллерийского полка подполковник Семен Борисович Фишельсон, но каждый раз его фамилия вычеркивалась из списка воинов, представляемых к награждению.

А, например, разведчику-еврею Гершу Гехтману было торжественно объявлено о присвоении звания Героя Советского Союза. Но затем кем-то из вышестоящих командиров его фамилия также была вычеркнута. Герой остался без награды.

Случаев подобного рода были сотни. Только зафиксированных в архивах отказов в присвоении звания Героя Советского Союза евреям насчитывается 49. Тогда как подобных отказов героям других национальностей всего несколько.

Почему я делаю упор на звании Героя Советского Союза? Да потому, что это и есть тот показатель, который характеризует положение евреев во время Великой Отечественной войны.

О маршале бронетанковых войск П.С.Рыбалко бывший его подчиненный командир танковой бригады русский по национальности Лобанов А.Б. сказал: "Пожалуй, он единственный, кто плевал на все указания сверху в отношении евреев, маршал продолжал и принимать к себе (в танковую армию), выдвигать и награждать. Его армия насчитывала столько Героев Советского Союза - евреев, сколько остальные танковые армии, вместе взятые".

Когда разведчицу Мирьям Фридман должны были представить к званию Героя Советского Союза, командир дивизии вызвал её в штаб и в присутствии командиров спросил, какая у нее национальность. Она ответила: еврейка. Он предложил ей заменить еврейскую национальность на латышскую. Мирьям ответила отказом. Командир возмутился: стране нужно, чтобы ты была латышкой. Но Мирьям вновь отказалась. Таким образом, звание Героя она не получила.

Были случаи, когда того или иного воина-еврея представляли к званию Героя Советского Союза два и три раза, но они были вновь и вновь вычеркнуты из списков. Подвиги воинов-евреев замалчивались. И только архивные данные и докладные командиров с соответствующими описаниями подвигов свидетельствуют о героизме этих советских евреев.

Это выискивание и вычеркивание евреев из общих списков на представление к наградам напоминает мне выискивание предателями-полицаями евреев, оставшихся на оккупированных территориях, чтобы сдать их на погибель оккупантам.

Зачеркивание часто раненых, а то и убитых проявивших себя в бою евреев сравнимо с выборочными отстрелами в спину бойцов-евреев, бегущих вперед с возгласом "За Родину!"

Вот такую предательскую антисемитскую систему придумал главный тиран страны по отношению к евреям за их преданность и героизм.

Конкретный случай



Я хочу описать конкретные, мало кому известные события, случившиеся с одним из ветеранов войны, который на себе испытал прелести сталинского "внимания" к евреям-участникам боев с гитлеровскими войсками.

Речь пойдет о жителе города Ашдод Михаиле Зиновьевиче Склянникове.

В апреле 1945 года, двигаясь с боями вперед на запад, стрелковый полк, в котором воевал Михаил, подошел к реке Одер. За рекой укрепились немецкие войска. Полк на своем участке должен был форсировать водную преграду, а затем продолжать движение в сторону Берлина в составе войск.

Для форсирования реки командир полка сформировал специальную штурмовую группу в количестве 100 человек. В этот штурмовой отряд был определен и Михаил. Согласно приказу, группа должна была в течение ночи форсировать Одер (ширина реки была несколько километров, так как происходило это во время весеннего разлива, да и немцы взорвали плотину). Затем надо было зайти в тыл врага, захватить стратегически важный плацдарм - высоту на другом берегу реки, организовать круговую оборону с тем, чтобы обеспечить форсирование реки основными силами полка. И самое главное - любой ценой удержать высоту до прихода основных сил. Именно эта штурмовая группа, в которой находился Михаил, первой форсировала Одер в труднодоступном месте (немцы считали, что в том районе форсирование невозможно, поэтому не охраняли берег). Затем неожиданно для врага группа зашла в его тыл и заняла этот плацдарм. Более двух суток группа отражала яростные атаки немецких танков, артиллерии и пехоты. Плацдарм был удержан. Основные силы полка перешли реку, путь на запад был открыт. Пытаясь выбить с плацдарма группу, в которой находился Михаил, немцы потеряли 150 человек и несколько танков. Но и от штурмовой группы советских воинов в количестве 100 человек в живых осталось лишь 15. Среди этих пятнадцати был и дважды раненый Михаил Зиновьевич Склянников. Сколько Михаил убил фашистов, он не считал. Находясь в том огненном кольце, он только и помнит, что, перемещаясь с одной точки на другую, после каждого убитого фашиста еще больше ожесточался против врага.

Учитывая важность исполненного задания, за мужество и героизм восьмерым из пятнадцати оставшихся в живых было присвоено звание Героя Советского Союза, другие шестеро были награждены орденом Боевого Красного Знамени. Но показательно, что из этих 15 воинов лишь один был еврей, и этот один еврей, Михаил Зиновьевич Склянников, не получил ни ордена, ни звания Героя, хотя к награде был представлен. То есть из пятнадцати оставшихся в живых 14 были отмечены высокими правительственными наградами, а еврея Михаила Зиновьевича Склянникова Сталин награждать не велел. Михаил был отмечен, но - грамотой с портретом Сталина, которую я прилагаю для ознакомления. Эта грамота на фоне звания Героя являлась просто насмешкой.

Уже после войны Михаил встречался со своими друзьями - Героями Советского Союза, с кем вместе находились на той высоте и с кем вместе проливали кровь, кромсая фашистов. Друзья - герои все удивлялись, а возможно, и догадывались: как это так, на всех 15 человек был подан список на награды, но лишь один из них не был награжден.

На предложенном вашему вниманию снимке - Михаил Зиновьевич Склянников со своим другом Героем Советского Союза Павлом Гавриловичем Гуденко. Их, на всю оставшуюся жизнь, породнила совместно пролитая в окопе кровь. И если простой русский человек Павел Гуденко удивлялся, почему это Михаил, выполнявший задачу наравне с ним, не награжден, то сама жизнь и сам Всевышний дают ему такое же высокое звание, какое носят те, с кем он вместе стоял насмерть против фашистов. Михаил Зиновьевич Склянников явно стал жертвой грязной антисемитской политики сталинских времен. Поэтому справедливость должна быть восстановлена. За давностью времени это сделать будет нелегко. Но через официальные органы России общественные организации Израиля могут оказать содействие Михаилу Склянникову восстановить справедливость и добиться награды герою-еврею за совершенный им подвиг. Честь тебе и слава, оставшийся в живых солдат, Герой войны, еврей Михаил Склянников, ветеран той большой и жуткой войны, отважно освобождавший мир от фашизма вместе с воинами других национальностей. Да будет тебе, Михаил, удача!

Может быть, некоторые из читающих эти строки скажут: подумаешь, проблема, не наградили человека. Но дело не только в награде. В этом зачеркивании фамилий воинов при награждении были видны признаки надвигавшегося сталинского вычеркивания из жизни целого народа. В этом и заключается трагедия еврейского народа, честно служившего своей стране. Это подлое вычеркивание еврейских фамилий еще и еще раз свидетельствует о враждебности сталинского правительства к евреям.

Возмездие



Уважаемый читатель, может возникнуть вопрос, почему здесь Сталин помещен за решетку? Пусть воют от злобы оставшиеся почитатели кровавого тирана Сталина. Я пишу от имени своих двух отцов (родного и отчима) - жертв сталинских расстрельных игр. Пишу от имени деда моей жены, украинца, проживавшего в России, расстрелянного как кулака; от имени миллионов, безвинно сгнивших заживо в сталинских тюрьмах и лагерях.

Пишу и от своего имени, как побывавший, не зная за что, в сталинской тюрьме и даже в жутком сибирском тюремном карцере. Я вынес определение поместить имя Сталина и память о нем за тюремную решетку. И навечно! За такую же тюремную решетку, за какой сидели миллионы невинных граждан страны СССР, за какой сидел и я. Это будет справедливо со всех сторон. Я уверен, что нормальные люди меня поддержат. Таков наш личный суд. И уверен, что таков же суд истории.

Надо сказать, что все последующие правительства СССР не стали особо менять политику Сталина в отношении еврейства. Конечно, убийств и диких обвинений уже не было. Но, тем не менее, выдвигались всевозможные препятствия в учебе, в продвижении по службе, выездах за границу и т.д. Не удивительно, что когда советская власть стала ослабевать и евреи получили возможность уезжать, то они в массовом порядке стали покидать ту родину навсегда.

Еженедельник "Секрет"
Автор: Ким Вассерман

Автор: Ким Вассерман
Категория: История
Дата публикации: 21.06.2017