Люди
👀 75

«Нелегалка» – ненаписанная книга, про непростую жизнь

Жизнь – штука сложная и непредсказуемая. Несмотря на преждевременную кончину родителей, тяжелый труд на заводе Siemens, нелегальное пребывание во время войны в Берлине, она сумела сберечь себя и поведать потомкам, что с ней происходило.

«Нелегалка» - ненаписанная книга, про непростую жизнь

История создания книги

Речь пойдет о Марии Ялович-Симон, которая собственные воспоминания о выживании в 1940–1945 годы в Германии, не записывала, а наговаривала на диктофон. Расшифрованная устная история стала полноценным авторским произведением, имеющим четкую обдуманную структуру. По мнению Хермана Симона, сына Марии, зачинателя и руководителя фонда «Новая Синагога – CentrumJudaicum», книга «Нелегалка» является последовательным повествованием, написанном согласно строгих правил. Он поведал, что «сеансы» записи длились час-полтора, но его мать всегда точно подхватывала окончание предыдущего разговора, ведя его дальше. Кроме того, Херман еще раз проверял факты, докладывая о полученных результатах, которыми Мария Ялович-Симон живо интересовалась. Она очень радовалась фактам, подтверждающим ее рассказ.

Впрочем, оказалось, что задокументированные сведения оказались не важнее субъективности воспоминаний, их хрупкости, расплывчатости границ. Автор указывала, что главным источником повествования для нее стала собственная память. Добавление же иных источников, по ее мнению, привело бы к искажению картины воспоминаний.

«Нелегалка» состоит из 6 частей, объединенных в 3 смысловых блока. Первый представляет собой трогательный рассказ об экстравагантной семейке Яловичей, который чем-то напоминает начало киноленты «Фанни и Александр» режиссера Ингмара Бергмана. Второй – это личные воспоминания о том, как трудились еврейские женские группы на немецком производстве, как выживала в Берлине юная «нелегалка» в те сложные военные времена.

Предки Марии и по отцу, и по матери были выходцами из российского еврейства. Обе семьи вынуждены были отправиться в Берлин. Только бедные Яловичи спасались от нищенской жизни, а состоятельные Эгеры – от революционных грабежей. Однако отец Марии сумел, несмотря на скромное происхождение, получить юридическое образование, стать нотариусом, открыв собственную контору. До рождения ребенка Херман и Бетти вели ассимилированный образ жизни, однако после появления потомства возвратились к соблюдению еврейских традиций.

Марию пытались воспитывать по-еврейски, однако эксцентричные родственники мешали этому, внося в воспитание девочки беспорядок. К примеру, непоколебимый еврей-ортодокс и пламенный коммунист дядя Артур после запрета немцами изготовления кошерных продуктов принял решение умереть с голоду. Реакцией же тетушки Эллы на известие о гибели мужа стала пляска с полицейским.

Мария вспоминала, что по старинному еврейскому обычаю дядя Артур решил еще в дошкольные годы выучить с девочкой еврейский алфавит. Испокон веков считалось, что сначала ребенку следует выучить еврейский священный алфавит, а после немецкие буквы.

В 16-летнем возрасте девочка пережила трагедию – смерть матери после тяжелой болезни. Тогда в суровом 1938 траурные карточки знакомым-неевреям о кончине Бетти были разосланы с опозданием для избавления их от непростого выбора побывать на еврейских похоронах или нет.

В то же время нацистами у Хермана Яловича была отобрано особое разрешение, которое давалось «евреям-фронтовикам», на право заниматься адвокатской практикой. Его нотариальная контора за 5 лет до этого прекратила свое существование. Таким образом, доход от репетиторства гимназистки Марии стал главным в осиротевшей семье.

Впрочем, в скором времени девушке пришлось заняться другим делом после постановления властей об отправке в обязательном порядке еврейских мужчин и женщин трудиться на военных предприятиях. В Центральное ведомство по делам евреев была вызвана и Мария, которую через биржу труда направили на завод Siemens.

«Нелегалка» - ненаписанная книга, про непростую жизнь

Воспоминания о работе на данном предприятии, где трудились подневольные евреи, являются уникальными свидетельствами, представляя огромную историческую ценность. Так Мария рассказала о наличии тайных групп саботажников, состоящих не только из евреек, но и некоторых надсмотрщиков. Последние, придя на предприятие идейными нацистами, со временем становились противниками гитлеризма, столкнувшись с муками и стойкостью людей, назначенных «расово неполноценными».

Мария Ялович-Симон предоставляет читателям самим сделать выводы. Она постоянно напоминает о двойственности природы человека, о том, что даже в людской душе, кажущейся костной, может жить теплота хотя бы к отдельным личностям.

Впрочем, не стоит идеализировать благородного спасителя, мотивы которого могут быть не такими уж однозначными. Это не только выгода, а особенное желание стать покровителем с возможностью психологически манипулировать спасённой жертвой.

Данной проблеме посвящается наиболее сложная сюжетная линия книги, представляющая собой историю отношений с Ханной Кох. Эта женщина поддерживала Марию в течение сложного времени ее жизни. Она подкармливала девушку, отыскивала ей временное жилье, даже отдала собственное удостоверение личности для побега в Болгарию. Безусловно, все это было сопряжено с большой опасностью для супругов Ханы и Эмиля Кох.

Когда в 1941 скончался отец Марии, Ханна призналась о своей влюбленности в него и поклялась помогать его единственной дочке. Естественно, что Мария, которая в период начавшегося массового отправления евреев в лагеря смерти приняла решение стать «нелегалкой», с радостью согласилась принять помощь. Так началась странная история мучительной созависимости. С течением времени бездетная женщина стала воспринимать Марию как собственную дочь, а затем, все больше погружаясь в безумие, начала считать ее своим двойником, особенно когда отдала документ, удостоверяющий ее личность.

Заботясь о Марии, Ханна все больше проникалась антифашистскими взглядами, однако при этом отгоняла от себя мысли о том, что война когда-нибудь закончится. Это пугало ее, потому что тогда ее «дочь» обретет независимость. Мария, анализируя ситуацию, понимала, что бедная робкая женщина, игравшая грандиозную роль героини Сопротивления, утратила бы смысл жизни. Вспоминая прошедшее, она рассказывала, что Ханна, страшась будущего освобождения Марии, доводила ее до исступления.

Мария, испытывая долг обязательной благодарности, испытывала страдания от того, что ощущала недобрые чувства к женщине, из-за нее постоянно рискующей жизнью. В конце воспоминаний оказывается, что Мария связана с семьей Кохов еще и страшной тайной.

Смысл книги и особенности ее персонажей

«Нелегалка» – не типичная история выживания, а повествование о противоречивости человеческого сердца. Это относится не только к Ханне Кох, но и к другим людям, встреченным Марией. Голландский рабочий купил девушку, находящуюся в состоянии безвыходного отчаяния, в наложницы, но в военное время стал ее защитником. Квартирные хозяйки, рискующие жизнью, приютив у себя нелегалку, однако заставляют ее бесплатно работать по дому, да к тому же вымещая на ней свою злость.

В воспоминаниях Марии Ялович-Симон нет идеальных персонажей, но все изображенные ею люди обладают хотя бы крупинками добра. Честность повествования проявляется и в изображении собственной личности. В юности девушка была порой преступно легкомысленна, иногда вульгарна, не всегда честна с людьми. Однако в любой ситуации у Марии проявлялась огромная воля к жизни.

Работая на заводе, девушка поделилась с подругой своей мечтой – снять фильм. Мечта оказалась пророческой. Только получился не фильм, а уникальная книга о «нелегальной» жизни. Книга, которая заставляет задуматься о силе духа, оптимизме и воле случая. Книга, которая понравится всем небезразличным людям.

Ялович-Симон, ставшая впоследствии профессором античной литературы, верила, что страшные времена закончатся, и наступит иная жизнь. Но потомки должны знать то, что было. Она считала своим долгом рассказать грядущим поколениям о том, что происходило в эти годы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *