Лев Ландау: Человек, которому было интересно всё
Нажми: 
Лев Ландау: Человек, которому было интересно всё
Изображение: архив
Этот гениальный советский ученый считался феноменом не только в СССР, но и в среде самых видных деятелей мировой науки. Говорили, что для него не существует непонятных тем в современной физике, что было действительно так. Его интересовали физика твердого тела и магнетизм, низкие температуры и всем, что с ними связано, сверхпроводимость и сверхтекучесть, атомное ядро и элементарные частицы. И это далеко не все, что изучал этот величайший ученый, получивший Нобелевскую премию, ряд высших наград и денежных вознаграждений советского государства. Удивительно, но в кругу западных ученых он слыл стойким коммунистом, а для советских представителей внутренних дел он казался крайне подозрительной личностью, осмеливавшейся критиковать государственную систему СССР. Имя этого необыкновенного человека – Лев Давидович Ландау.

Будущий ученый увидел мир в индустриальном центре российской периферии – стремительно развивавшемся городе Баку. В январе 1908 именно там в образованной еврейской семье Давида Ландау и Любови, урожденной Блюмы-Цирл Гаркави, родился мальчик, которому дали имя дедушки по линии отца. Родители маленького Левушки приехали в этот азербайджанский город из Могилева. Отец, имевший очень достойное образование, стал работать в должности инженера-нефтяника в Каспийско-Черноморской акционерной компании. Параллельно с профессиональными обязанностями Давид Львович занимался научно-прикладными разработками, писал статьи для научных журналов.



По уровню образованности мать мальчика ни в чем не уступала своему мужу. Она окончила Петербургский женский медицинский институт, и хотя в Баку у нее уже было двое детей (девочка Софья и мальчик Лев), работала врачом, изучала фармакологию, кроме того, еще и преподавала. Ее перу принадлежит ряд научных работ по экспериментальной фармакологии и иммунитету. Вовсе неудивительно, что в столь образованной семье появился будущий научный гений.

Первоначальное образование маленький Лева получил в Бакинской Еврейской гимназии. Кстати, мать его в этом же учебном заведении вела курс естествознания. Очень скоро у Ландау проявилась математическая одаренность: дифференцировать числа он научился к 12 годам, проводить интегральные вычисления смог уже в тринадцатилетнем возрасте.

После шестилетнего обучения в гимназии он отправился в университет Баку. Там юноша поступил сразу на 2 (в 14-то лет) факультета: химический и физико-математический. Такой разброс в различных научных направлениях объяснялся довольно просто: Лев еще не определился со своими приоритетами. Однако очень скоро пальма первенства была найдена, и факультет химии Ландау покинул. Зато сосредоточив все свои усилия на физике, он достиг поразительных успехов, за что его перевели в Ленинградский университет, где было больше возможностей для продолжения обучения данной науке.



В 1927 восемнадцатилетним юношей он покинул стены родного университета, однако практически сразу поступил в аспирантуру физико-технического института. Столь быстрому приему в уважаемое научное заведение в немалой степени поспособствовало то, что, начиная с 1926, Ландау уже публиковал собственные труды, посвященные вопросам теоретической физики. Мало того, едва став сотрудником института, Лев написал важнейшую работу по квантовой теории, введя в научный мир понятие матрицы плотности.

На перспективного физика обратил внимание руководитель института Абрам Федорович Иоффе. Будучи сам знаменитым ученым, он добился для 19-летнего аспиранта зарубежной командировки для стажировки у виднейших европейских ученых. В Москве разрешение на поездку хотя и дали, но выделили на нее ровно половину от требуемой суммы. Однако за 6 месяцев своего пребывания в Западной Европе Лев Ландау настолько понравился своим старанием европейским ученым, что лично Нильс Бор рекомендовал фонду Рокфеллера дать стипендию талантливому юноше, что и было сделано.

До 1931 Ландау находился в зарубежной командировке, меняя страны и круг общения. За это время помимо получения новых знаний и знакомств он написал 2 работы. В одной Ландау объяснил диамагнетизм электронного газа, а другая посвящалась релятивистской квантовой механике. Весной 1931, основательно изучив западную научную «кухню», молодой ученый возвратился в физтех Ленинграда. Правда, проработал он там недолго. Уже в следующем 1932 году, разойдясь во взглядах на развитие науки с Иоффе, он отправился в Харьков, бывшем в то время столицей Украины. Там Ландау трудился сразу в двух вузах: Украинском физико-техническом и Харьковском механико-машиностроительном институтах.

Мало того, в 1935 он стал преподавателем кафедры теоретической физики в Харьковском университете, где уже осенью того же года ему предложили руководство кафедрой экспериментальной физики. До февраля 1937 он трудился в Харькове, пока его не позвал в Москву Петр Капица, с которым Лев свел знакомство в заграничной командировке. Там он устроился новый по тем временам Институт физических проблем, где возглавил теоретический отдел.

Правда, долго проработать в этой должности ему не удалось. В конце апреля 1938 ученого вместе с несколькими его коллегами арестовали сотрудники НКВД, обвинив в антисоветской деятельности. Ровно год длилось его тюремное заключение. За этот период высшим руководителям НКВД были присланы послания от выдающихся научных деятелей Нильса Бора и Петра Капицы, которые просили выпустить ученого из заключения. Ходатайства столь именитых людей подействовали, дело в отношении Льва Ландау прекратили, а его самого выпустили на свободу.



С этого момента начался наиболее плодотворный период деятельности ученого. Он работал по самым неизведанным направлениям, изучая вопросы низких температур, сверхпроводимость, сверхтекучесть, атомное ядро и разновидности радиоактивного излучения, а также множество других проблем. Ученого не только восстановили в списке родного института, но по настоянию все того же Капицы и В. А. Фока рекомендовали к получению звания члена-корреспондента Академии наук СССР. Это звание ученый не успел получить, так как в 1946 сразу был представлен к званию действительного члена Академии наук и к получению Сталинской премии. Мало того, данная премия ему вручалась также в 1949, 1953 годах. В 1962 получил Ленинскую премию.

В 1950-е годы Ландау был удостоен высших орденов и медалей страны, стал Героем Социалистического Труда. К началу 1960-х Лев Давидович находился на пике своих научных способностей, закономерным итогом чего стало выдвижение его в число соискателей Нобелевской премии, которую он получил в 1962.

Все оборвалось внезапно 7 января 1962, когда ученый на легковом автомобиле отправился в Дубну. Проезжая по Дмитровскому шоссе, его машина попала в аварию, в которой сам ученый получил тяжелейшие увечья: множество переломов, травму головы, сильное кровоизлияние. Выдающегося физика в бессознательном состоянии доставили в госпиталь, где лучшие врачи страны пытались вытащить его из лап смерти. Едва мировое научное сообщество узнало об аварии, виднейшие ученые немедленно приняли участие в борьбе за его жизнь. Ими собирались деньги на покупку самых современных лекарств, которые тот час же отправлялись в Москву нанятыми специально для этой цели самолетами.


Ландау пробыл в коме 59 дней, пока совместные усилия врачей и ученых всего мира не оказали своего положительного воздействия. Ландау пришел в себя. Однако восстановление его после аварии шло очень медленно. Для этого потребовались годы. К 1968 году великий физик начал чувствовать себя довольно уверенно, чтобы вновь начать заниматься наукой. Однако ему требовалось провести еще ряд операций, чтобы полностью восстановить некоторые функции. К сожалению, организм Ландау, шесть лет подвергавшийся различным вмешательствам, не выдержал. После очередной операции сердце ученого остановилось, виной чему стал отрыв тромба, перекрывший кровоток. Произошло это 1 апреля 1968 года. Прах Льва Давидовича Ландау покоится на Новодевичьем кладбище столицы России.
Автор: Эдуард Блокчейн, для IsraLove
Ещё по теме: евреи-ученые, Лев Ландау

avatar


avatar
Конец человека определяет путь его. За горделивые слова /"мы изучаем то, что и представить себе не возможно"/ ангел разбил ему его "арифмометр" - голову. /но думается - и за нравственную нечистоту и похотливость/ Но кто знает судьбы наши кроме Духа нашего ? Лучше получить возмездие в этом временном мире, чем быть осуждённым с миром. Для "гражданина небес" что Ландау, что какой-нибудь запойный скотник - пара недоумков /духовно глухих и слепых/.. Да вспомянёт Господь его в Царствии Своём.