Майя Кристалинская и ее «Пропаганда грусти»
Нажми: 
Майя Кристалинская и ее «Пропаганда грусти»
Изображение: архив
Эту удивительную певицу, являвшуюся истинным народным кумиром, именовали душевным камертоном советского народа. Москва узнала о ней в 1957 во время проведения Международного фестиваля молодёжи и студентов. Вскоре ее композиции «Старый клен» «А снег идет», «Нежность» зазвучали по всей стране. В шестидесятые годы минувшего века эта талантливая вокалистка была очень популярна, а вот в семидесятые ее посчитали «пропагандистом грусти» и отлучили от радио и телевидения. Имя этой талантливой женщины – Майя Кристалинская.



Девочка появилась на свет 24 февраля 1932 в Москве. Отец Владимир Григорьевич Кристалинский, еврей по национальности, был человеком творческим, окончил ВХУТЕМАС, сочинял детские головоломки, игры, кроссворды, написал книгу «Шутки-минутки». Мать Валентина Яковлевна, урожденная Пыткина, русская. Майя с детских лет жила в творческой атмосфере. К ней рано пришло увлечение музыкой, чему способствовал ее дядя, режиссер театра оперы и балета Павел Златогоров.


В школьные годы Майя стала участницей детского хорового коллектива, руководимого Семеном Дунаевским, братом знаменитого композитора. В 1950 поступила в МАИ, который окончила, став инженером-экономистом. Впрочем, по специальности она трудилась недолго. Ведь пение, которым девушка занималась после учебы, а затем и работы, все больше увлекало ее.

Вскоре Майя устроилась в Госконцерт, получив разрешение на выступления и запись пластинок. В 1957 ее имя узнала широкая публика. Певица в составе биг-бэнда Ю. Саульского стала лауреатом Международного фестиваля молодежи и студентов. А вот настоящую известность вокалистке принесла композиция «Мы с тобой два берега…», прозвучав в ее исполнении в кинокартине «Жажда». Пластинки, вышедшие тиражом в 7 миллионов, слушатели раскупили практически мгновенно.


Первым супругом певицы был сатирик Аркадий Арканов. Правда, замужество ее продлилось всего лишь 10 месяцев. Муж не верил в музыкальную одаренность жены, всячески отговаривая ее от выступлений на сцене. К счастью, Майя его не послушалась.

Зрители страны все больше узнавали Кристалинскую благодаря гастролям. Вместе с музыкальными коллективами Лундстрема, Эдди Рознера, Евгения Рохлина она объездила весь Советский Союз.

Публика, полюбившая удивительно проникновенный голос певицы, даже не догадывалась, что в 29 лет ей поставили тяжелейший диагноз – лимфогранулематоз (злокачественную опухоль лимфоузлов). После сложного курса лечения она выходила на эстраду с косынкой на шее, скрывая следы от ожога после химиотерапии. Поклонники же считали шейные платки – элементом ее имиджа.



Многие песни, исполненные Кристалинской, ставали настоящими хитами. В 1966 телезрители оценили ее как лучшую эстрадную певицу. В этом же году в исполнении вокалистки в киноленте Т. Лиозновой «Три тополя на Плющихе» прозвучала песня «Нежность», ставшая ее «визиткой» на долгие годы.

Несмотря на растущую популярность артистки, в 1970 вместе с приходом на Гостелерадио Сергея Лапина, «прославившегося» своими антисемитскими взглядами, на нее буквально обрушились неприятности. Певица вместе с В. Мулерманом, А. Ведищевой, Н. Бродской и т. д. попала в черный список, оставшись практически без работы. Формулировка отстранения от концертной деятельности являлась полным абсурдом. Кристалинская получила обвинение в «пропаганде грусти», усмотрев в песне «В нашем городе дождь» упаднические настроения.

Певице разрешили выступать лишь в провинциальных домах культуры. Иногда ее все же приглашали на творческие вечера Пахмутовой, Колмановского, Ошанина, Френкеля в Колонном зале Дома Союзов. Ситуация не изменилась и после присвоения в 1974 звания Заслуженной артистки РСФСР.



Однако Майя Владимировна не пала духом. Ведь она отличалась большой эрудицией, отлично разбиралась в театральном и живописном искусстве, интересовалась проблемами психологии, знала литературу на уровне специалистов. Помог ей в трудной жизненной ситуации и Эдуард Барклай, за которого она вышла замуж. Столичный архитектор был давно влюблен в Майю, не пропускал ни одного ее концерта, буквально осыпал певицу цветами. При знакомстве они поняли, что нашли друг друга. Эдуард, сам имея большие проблемы со здоровьем, оберегал жену, не подпуская к домашней работе, следя за принятием ею лекарств. Он без устали напоминал супруге о ее красоте и таланте.


В 1970-е Кристалинская сотрудничала с «Вечерней Москвой», готовя для газеты культурологические статьи, сочиняла стихотворения и рассказы, переводила с немецкого «Размышления» Марлен Дитрих, в предисловии к которой она отметила «русскую душу» великой актрисы, ее особенное отношение к Советской России. В «Размышлениях» Дитрих показана как личность, которая посвятила людям и делу всю свою жизнь. Пытаясь отразить мысли немецкой киноактрисы, Майя Владимировна открывала перед читателями собственную душу.



Перед отъездом для отдыха на юг летом 1984 Эдуард Барклай умер. Эту потерю певица не перенесла. Ее болезнь обострилась, но Майя Владимировна не стала бороться за продолжение жизни. На больничной койке она шептала о скорой встрече с любимым. Это произошло спустя год, 19 июня 1985.
Автор: Эдуард Блокчейн, для IsraLove
Ещё по теме: Майя Кристалинская, евреи-музыканты

avatar