Ад на земле. Минское гетто
Нажми: 
Ад на земле. Минское гетто
Изображение: архив
Дорога в преисподнюю длиной 800 дней. Ровно столько просуществовало Минское гетто, одно из крупнейших на территории Европы. 100 тысяч евреев прошли эту дорогу - ад на земле - и в конце встретили свою смерть.

Минск был оккупирован 28 июня 1941 года. А уже 1 июля оккупационные власти объявили о проведении контрибуции. В Минске в то время около 40% населения, примерно 57 тысяч человек, были евреями. Есть где разгуляться фашистскому сапогу.



Дань, которую должны были уплатить в первый же день белорусские евреи, была огромной: 2 миллиона советских рублей, 10 килограммов золота, 200 килограммов серебра. И это было только начало. Потом немцы еще дважды накладывали контрибуции, правда, "урожай" был уже пустой.

Но ободрав людей до нитки, немцы не успокоились. Во исполнение "решения еврейского вопроса" они решили отгородить часть территории на восточной окраине Минска и сделать там гетто. Правда, в приказе, который был издан тогда оккупантами, слово гетто не употреблялось. "О создании жидовского района в городе Минске" - так он назывался. Но слово "гетто" сразу же вошло в местный обиход.



Его использовали в 16 веке в Венеции для обозначения местности, где изолированно селили евреев. Гитлер решил возродить забытое понятие в самом страшном его выражении.

Минское гетто представляло собой территорию площадью два квадратных километра. Оно было разделено на 3 части. Большое гетто, охватывающее 39 улиц и переулков, примыкающих к Юбилейной площади, неподалеку от еврейского кладбища. Туда фашисты согнали 80 тысяч человек - евреев из Минска и близлежащих сел и небольших городов. Малое гетто - возле радиозавода. Третий участок - Зондергетто, специальная зона для евреев, прибывающих из западных стран, главным образом Германии, Австрии.



Жителям не еврейской национальности приказали немедленно покинуть территории "жидовского квартала". А для того, чтобы согнать всех евреев в резервацию, создали специальный орган, юденрат. Он отвечал за сбор контрибуции и строгий учет всех евреев в городе.

Первоначально немцы ставили задачу согнать всех евреев в гетто за 5 дней. Но на деле оказалось, переместить такое количество людей за такие сжатые сроки невозможно. И процесс переселения затянулся до конца июля. В первых числах августа в Минском гетто было сосредоточено 80 тысяч человек, а к началу сентября число узников достигло 100 тысяч человек, за счет прибывающих в эшелонах из Дюссельдорфа.



Евреев селили по нескольку семей в одну комнату. Дом, в котором до войны жили 70 человек, заполнялся 250-ю. Примерная площадь на одного человека составляла всего 1,2-1,5 метра, не считая детей. На детей нетрудоспособного возраста площадь вообще не полагалась.

Вся резервация была огорожена колючей проволокой. По периметру стояли вышки с автоматчиками. Существовало только два пропускных пункта для входа на территорию гетто.



Администрация резервации, которую возглавил белорус по фамилии Городецкий, человек с садистскими наклонностями, разработала свод правил. За их нарушение следовал расстрел. Евреям запрещалось покидать территорию гетто самовольно. Им запрещалось ходить без опознавательных желтых меток (в Минске не требовали обязательно носить желтые звезды), запрещалось обменивать вещи на еду с лицами нееврейской национальности, запрещалось носить меховые вещи или обменивать мех на еду. Запрещалось ходить по тротуарам, заходить в общественные места. Нельзя было здороваться со знакомыми нееврейской национальности. Если еврей на улице встречал немца, он за 15 метров должен был снять головной убор и склонить голову. Этих "запрещается" было десятки. Бесчеловечные правила, направленные лишь на одно - на уничтожение людей, сначала моральное, а потом и физическое.

Что до физического уничтожения, то оно началось фактически с первых дней существования Минского гетто. Первая облава на жилища людей прошла уже в августе 1941 года. Конечная цель немцев была понятна - полное уничтожение евреев и "окончательное решение еврейского вопроса", как говорилось в их циркулярах. А вот целью первых погромов было пока что уничтожение нетрудоспособного населения гетто. Всех, кто мог держать лопату или кайло в руках, мыть туалеты и разгребать завалы, каждый день уводили за колючую проволоку на принудительные работы. В бараках, комнатушках оставались немощные, старики, больные люди, дети. Вот они и попадали в первую очередь под облавы. Их убивали на месте, а потом вывозили и сбрасывали в яму бывшего карьера (сейчас там мемориал "Яма"), либо вывозили в Тучинку и там расстреливали, на Благовщину (один километр по Могилевской дороге), расстреливали в Шашкове, на опушке леса, увозили в концлагерь в Тростенце, где там сжигали в газовых камерах.



Во время первой облавы было уничтожено 5000 человек. Вторая облава повторилась через три месяца. В ноябре фашисты шли "свиньей" и убивали всех, кого только встречали на территории гетто. Они шли, а за их спинами оставались тела убитых детей, стариков, женщин. 10 тысяч человек были убиты и сброшены в яму. После чего немцы получили возможность сократить территорию гетто. Еще три облавы - повторная в ноябре, в январе и марте 1942 года унесли жизни еще 40 тысяч человек. Людей становилось все меньше.

Расправы немцев довершали болезни. В резервации запрещалось отапливать помещения, пользоваться канализацией. И там стали распространяться болезни и эпидемии. К 1942 году ситуация стала столь серьезной, что немцы, панически боявшиеся распространения инфекционных заболеваний, даже разрешили открыть больницу в гетто. Эта больница стала центром подпольной работы и партизанской войны.



Сейчас многие говорят, что, мол, как же так, евреев убивали, а они шли на смерть, как на заклание, и не оказывали сопротивление. На самом деле это было не так. Они боролись. Возможно, в тех условиях и теми силами эта борьба была незаметной и малоэффективной. Но она велась.

В больнице гетто работал подпольный штаб, который помогал выводить людей за пределы резервации и доставлять их в партизанские отряды в лесу. Часто взрослых выводили дети. Их имена известны сегодня. И все они - праведники мира.



С помощью подпольщиков на территории гетто стали строиться подземные тоннели, укрытия, чтобы дети и женщины могли прятаться там во время облав. В одном из таких укрытий несколько человек спасались вплоть до освобождения Минска в 1944 году.

Однако спастись удалось единицам. Один из самых страшных погромов произошел в июле 1942 года. Немцы держали на работе трудоспособное население гетто 4 дня, не давая возможности им вернуться в свои бараки. За это время каратели уничтожили 30 тысяч человек, остававшихся в гетто, не способных к работе. Спаслись буквально единицы.



К концу 1942 года на территории гетто оставалось не более 10 тысяч человек, а к тому времени, когда германское правительство приняло решение о полном уничтожении гетто на оккупированной территории, там находилось не более 6 тысяч евреев.

21 октября 1943 года стал последним днем существования Минского гетто. Немцы вывезли 500 человек, специалистов в разных сферах, на принудительные работы в Германию, все остальные были уничтожены.

В современном Минске сохранена память о Катастрофе, которая прокатилась по этим местам. Однако удивительно, что большая часть из установленных памятников появилась уже после распада СССР. На месте мемориала "Яма" десятилетиями стояла одинокая черная небольшая стела. И все! Советские власти вообще хотели яму закопать. И только в 90-х это место стало настоящим мемориалом, а в 2000-м году здесь появилась скульптурная композиция, символизирующая евреев, спускающихся вниз, к месту своей гибели.



На месте массовых расстрелов в Шашкове скромный обелиск был установлен лишь в 1963 году, а реконструировали его уже в 1995-м. Примерно в то же время там появился и памятник на месте печи, где заживо сжигали людей.

На улице Сухой памятный камень и две стелы на месте расстрела 7 тысяч евреев из Зондергетто были установлены лишь в 1998-м и 2002 годах. Советская власть не спешила сохранить память о невинно убиенных евреях. Некоторые надписи на обелисках затирались и корректировались.



Ситуация изменилась лишь после распада Советского Союза. В 2008 году президент Лукашенко наградил 21 участника белорусского сопротивления, работавшего в Минском гетто, медалями к 60-летию Победы над фашизмом.

В Минске есть аллея Праведников мира, которая была заложена в 90-е годы и находится неподалеку от места расположения Большого гетто.
Автор: Анна Бок

Автор: Анна Бок
Специально для IsraLove
Категория: Холокост
Дата публикации: 18.06.2017
Тег: Минск, Гетто