Амина аль-Муфти - женщина, которая водила за нос самого Арафата
Нажми: 
Амина аль-Муфти - женщина, которая водила за нос самого Арафата
Моссад вызывает чувство гордости у израильтян и вгоняет в ужас врагов Израиля. Об этой организации известно крайне мало, поскольку работа службы политической разведки и особых задач построена на условиях сверхсекретности. Если что-то и становится известно о людях, спецоперациях и пр., то только задним числом, когда истекает срок давности, и некоторые факты становятся достоянием общественности.

В "Моссаде" очень специфические правила набора персонала, каких не встретишь ни в одной другой спецслужбе мира. И одной из таких особенностей являются женщины. Известно, что около 20% штатной численности израильской разведки составляют представительницы прекрасной половины человечества, не считая спецагентов по всему миру. Об этих женщинах известно так же мало, как и обо всем остальном, что связано с этой спецслужбой. Однако имена некоторых героинь, уже завершивших оперативную работу, сегодня хорошо известны. Одно из таких имен - Амина аль-Муфти.

Ее называли жемчужиной израильской разведки. Высококвалифицированный врач, широчайшая эрудиция, знания местных палестинских традиций, 7 иностранных языков и потрясающие внешние данные. Все это позволяло Амине входить в доверие в руководителям террористических групп Палестины и передавать от них сверхсекретную информацию. Благодаря работе Амины аль-Муфти, Израилю удалось предотвратить несколько десятков терактов. Тысячи жизней были спасены, а десятки погубленных жизней - отмщены.

Дорога в "Моссад"



Амина аль-Муфти родилась в богатой черкесской семье в Иордании в 1935 году. Ее семья переехала из Северного Кавказа после русско-турецких войн еще в 19 веке.

Черкесам нелегко жилось рядом с арабами. Несмотря на общность религий и культур, арабы относились к черкесам враждебно. А вот евреи, наоборот, быстро нашли контакт и жили с ними в мире.

Все детство и юность Амина, как и большинство ее единоверцев, испытывали притеснения и постоянное давление со стороны палестинцев. Амина научилась с этим жить, но внутренне не смирилась. Ненависть к арабскому экстремизму накапливалась годами и в какой-то момент чаша ее внутреннего терпения была переполнена. Она решила не просто сочувствовать израильтянам. Она решила встать на защиту Израиля и помочь ему в борьбе с палестинским терроризмом.

И в 1972 году она написала заявление с просьбой принять ее на службу в "Моссад".

Есть легенда, что аль-Муфти просто влюбилась в моссадовского вербовщика. Якобы авиапилот-вербовщик сначала влюбил в себя восточную красавицу, а потом заманил в "Моссад". Однако люди, детально исследовавшие деятельность израильской спецслужбы, говорят, что эта версия - абсолютная ерунда. "Моссад" никогда не станет вербовать агента на любовный крючок или любой вид шантажа. В Израиле считают, что такой агент не может быть надежным. Ну вы только представьте: вас вербует ваш возлюбленный и вы очень многое делает ради него и во имя него. А потом ваши отношения портятся, вам все надоело и ничего, кроме злости, вы не испытываете. Вы посылаете к черту спецслужбу и все , что с ней связано, а "Моссад" теряет агента, на подготовку которого затрачены немалые средства.

Вот чтобы подобных случаев не происходило, в политическую разведку Израиля вербуют только идейно убежденных людей, которые сами хотят помочь стране.

Подготовка



Амине посчастливилось получить хорошее образование. Она была квалифицированным врачом, обладала широчайшей эрудицией. Свободное владение немецким, турецким, арабским, ивритом, английским, французским и черкесским языками делало ее просто незаменимым агентом. Но что еще важнее - она великолепно знала Палестину, ее территорию, людей, обычаи. И это позволяло ей легко ориентироваться, правильно выстраивать линию поведения и втираться в доверие к арабским экстремистам.

Однако всего этого было мало, для того чтобы стать хорошим агентом. И Амину тайно вывозят из Иордании в Израиль, где она проходит специальную подготовку в академии "Моссада". После учебы ее отправляют в Австрию, для того чтобы ее легенда была чистой, а оттуда - прямиком в Ливан, в Бейрут.

Там Амина аль-Муфти за деньги "Моссада" открывает частную клинику и начинает лечить людей. Лечить и... собирать информацию.

Почему именно Ливан



В 70-е годы для Израиля особым направлением разведки Израиля стал Ливан. Дело в том, что в это время штаб-квартира Организации освобождения Палестины перебралась в Бейрут. Именно там Арафат формировал террористические группы, которые совершали нападения на земли Израиля. "Моссаду" стратегически важно было знать о планируемых спецоперациях, а также о каналах взаимодействия палестинских экстремистов, контактах с представителями международного терроризма, для того чтобы разрабатывать собственную стратегию защиты.

Именно поэтому такого ценного агента, как аль-Муфти, "Моссад" направил в Бейрут.

Буквально с первых дней начала работы клиники в центр "Моссада" полилась важная оперативная информация. Амине достаточно быстро удалось познакомиться с лидерами арабских террористов. Этому способствовала профессия врача. Ей приходилось лечить раненых боевиков и экстремистов. Ее клиника, открытая на деньги "Моссада", спасала тех, с кем Израиль боролся. Фактически Израиль оплачивал лечение своих врагов. Но это был тот важный компромисс, без которого невозможно было вести аналитическую и разведывательную работу.

Это понимали в Израиле. Это понимала и сама аль-Муфти.

Амина вжилась в свою роль настолько, что была вхожа в дом к таким известным палестинским предводителям террористов, как Вади Хаддат и Жорж Хабаш. Ее не раз приглашал к себе на чай сам Арафат. Никто - ни один человек - даже подумать не мог, что эта прекрасная образованная женщина, умеющая поддержать беседу, тонко пошутить и быть душой компании, - агент израильских спецслужб.

Ей доверяли, с ней делились, при ней велись такие разговоры, каждое слово из которых было на вес золота для разведки.

Благодаря аль-Муфти в Израиле знали не только о планах верхушки ООП, но также и о контактах палестинцев с советской и восточногерманской разведками.

Особое место принадлежит Амине аль-Муфти в спецоперации по ликвидации лиц, причастных к убийству израильской олимпийской сборной в Мюнхене. Премьер Израиля Голда Меир заявила, что это преступление не останется безнаказанным. И она знала, о чем говорит. Израиль давно научился отвечать адекватно на любые удары, которые ему наносят враги.

В феврале 1973 года спецслужбы приступили к разработке спецоперации с кодовым названием "Весна молодости". Разведывательную и аналитическую работу проводил "Моссад", а физическое устранение террористов было поручено еще одной израильской спецслужбе, «Сайерет маткаль».

В то время основные виновники и убийства спортсменов жили в Бейруте. Мухмад Абу-Юсеф — лидер террористической организации «Черный сентябрь», Камаль Аднан - "автор" большей части террористических актов, проводимых боевикамив ФАТХа, Камаль Насер - ответственный за набор "команды" для осуществления терактов.

Задачей Амины было узнать их точное местонахождение, адреса, план местности. И она не просто доложила детально, где находятся террористы, но еще и дала точную информацию о спрятанных в жилых кварталах и глубоко законспирированных двух заводах по производству оружия. Также она дала точные координаты штаба ФАТХа.

Благодаря этим данным, спецназовцам удалось ликвидировать всех трех боевиков, причастных к убийству спортсменов, а также взорвать и два оружейных завода, и логово террористов - штаб ФАТХа.

Провал



Амину аль-Муфти берегли, как зеницу ока. Сохранить такого ценного агента - было стратегической задачей руководства "Моссада". В этих целях Амине запрещено было встречаться со связными. Это могло вызвать подозрения. Она лишь изредка пользовалась рацией. Ее также легко засечь, если сигнал идет регулярно, еще и из одного и того же места.

Амина пользовалась тайниками и маячками, оставляла там свои сообщения, а связной позже забирал послание и передавал в центр.

Однако однажды связной повел себя непрофессионально. Он не заметил слежку и привел к закладке хвост. Это были агенты "Отряда-17" - палестинской контрразведки. Моссадовского связного схватили, в руки палестинцев попало сообщение аль-Муфти, которое связной должен был передать в центр. В доме Амины и в ее клинике были проведены тщательные обыски. Была найдена радиостанция. И этого было достаточно для ареста.

Амину допрашивали с пристрастием следователи из палестинской контрразведки при участии агентов КГБ и «Штази». А дальше - неизвестность.

Тюрьма и воля



Долгих пять лет судьба Амины аль-Муфти была покрыта мраком. "Моссад" предпринимал титанические усилия, чтобы хоть что-то узнать о судьбе своего лучшего агента. Но все было тщетно. И только через пять лет благодаря усилиям международных организаций удалось узнать, что Амина аль-Муфти находится в заточении в ливанском городе Сидон.

Через посредничество Международного общества красного Креста Израилю удалось обменять Амину на двух приговоренных к пожизненному заключению палестинских террористов.

Это произошло в 1980 году.

Амину аль-Муфти привезли в Израиль, где она прошла курс реабилитации, после чего ей выдали новые документы, изменили имя и обеспечили всем необходимым для жизни.

Амина вернулась к своей основной гражданской профессии - она стала лечить людей.

И сегодня вряд ли кто-нибудь может догадаться, какая героическая женщина выписывает ему лекарства.
Автор: Анна Бок

Автор: Анна Бок
Специально для IsraLove
Категория: История
Дата публикации: 26.03.2017