Поуехавшие: Жизнь красноярцев за «бугром»
Нажми: 
Поуехавшие: Жизнь красноярцев за «бугром»
Расскажите о себе?

Родилась я в Красноярске, в 1957 году, училась в школе № 49. Папа работал начальником конструкторского бюро на Сибтяжмаше, создавал краны для ракет, ездил с ними на Байконур. Мама всю жизнь проработала в школе, была удостоена звания «Заслуженный учитель РФ».

Я поступила в Красноярский институт цветных металлов — выбирала вуз по территориальному признаку, он был ближе всего к дому. К счастью, хватило мозгов пойти на экономический факультет, закончила в 1979 году его довольно успешно — была пятой на распределении. Не знаю, почему, но меня потянуло в теплые страны — я согласилась поехать в Ташкент, тоже в институт цветных металлов, но уже не учиться, а работать. В 1985 году, когда началась перестройка, ушла в бизнес, стала бухгалтером, потом вышла замуж и родила сына.

А как вы решились на переезд в Израиль?

В 1998 году в Ташкенте открылось местное отделение агентства «Сохнут» — организации, которая по всему миру помогает евреям вернуться на родину, в Израиль. Мой сын Александр сходил к ним, заинтересовался своими корнями, стал изучать Тору, в общем, стал ярым приверженцем еврейства — не в плане религии, а в плане истории. В итоге он решил, что должен вернуться домой, в Израиль — и в 2003 году уехал по молодежной программе репатриации. Ему на тот момент было 19 лет. В рамках этой программы за ним всё время присматривали, помогали, обучали ивриту, готовили к учебе в вузе.

В 2005 году в Израиль переехала и я — тогда вопрос стоял так, что из Узбекистана нужно было уезжать в любом случае. Становилось тяжело жить в мусульманской стране без родственников и помощи, особенно в старости. Я это прекрасно понимала, и выбирала между Россией и Израилем. Сейчас, спустя 12 лет, я о своём решении не жалею.

Тяжело было первое время в Израиле?

Власти выделили нам финансовую помощь на первое время, чтобы мы сняли квартиру, выучили язык, нашли работу. Жили мы в городе Рамат-Ган, недалеко от Тель-Авива, и уже в августе 2005 года Сашу призвали в израильскую армию. Там служат все — и девушки (2 года), и парни (3 года), исключений нет. В «боевую» часть его не взяли — он мой единственный ребенок, а таких отправляли в тыл, а не воевать.

Я начала учить язык в ульпане (так здесь называют школы иврита), но, открою секрет, я до сих пор его хорошо не знаю. Израиль — это уникальная страна, где многие живут всю жизнь, не выучив иврита. Сюда едут со всего мира, например, сейчас я живу в Натанье — тут полгорода французы, и многие говорят на смеси французского и иврита...

С работой у меня всё сложилось удачно — я устроилась секретарем в организацию, которая занималась обучением новых репатриантов. Израиль вообще хорошо помогает всем своим новым жителям, например, оплачивает 80% стоимости курсов переквалификации, чтобы человек не потерялся со своей неактуальной профессией.

Сын после армии закончил университет, сейчас работает в IT-сфере — у него свой бизнес, делает сайты, занимается графикой, дизайном.

В чём, по вашему, самые большие отличия России и Израиля?

Первое — это, конечно, медицина. На личном примере убедилась — однажды из России привезли чуть живого родственника, которого там врачи едва не угробили. У него был серьезный перелом, начали гнить кости, в общем, жуткая история, а тут его за три месяца подняли на ноги, сделали операцию, полностью вылечили. В Израиле идеально выстроена сама система медобслуживания — диагностики заболевания, самого лечения и последующего восстановления. Лечиться израильтянам не слишком накладно, есть несколько вариантов страховки, но их нельзя назвать грабительскими. Обычно из зарплаты удерживается небольшой процент за социальную и медицинскую страховки.

В Израиле нет бытовой коррупции. Нельзя дать взятку полицейскому или чиновнику — это просто невозможно. В исключительных случаях можно, конечно, по знакомству что-то устроить, по мелочи... Но нет той массовой и тотальной коррупции, которая уже никого не удивляет в России. Бизнесу тут в разы вольготнее, нет бесконечных квартальных и годовых отчетов, справок, бумажек. Открыть своё дело можно за 15 минут! Всё очень просто!

Удобно устроена жизнь для всех слоев общества. Друзья приезжают из России и удивляются — у вас на улицах столько инвалидов. Я говорю — так у вас в стране их не меньше, просто они не могут даже из дома выйти! Тут же они живут полной жизнью, ездят на специальных мопедах и машинках, легко передвигаются по улицам — везде пандусы и дорожки. Средняя продолжительность жизни в Израиле — 85 лет у женщин, и 83 — у мужчин. Повсюду много бодрых бабулек и дедулек — радуются жизни, отдыхают.

Пьяных на улицах не увидишь — пьют не очень много, а вот покушать в Израиле, наоборот, любят, поэтому застолья не скатываются в стыд и срам.

Из печального — Израиль постоянно находится в состоянии войны. Сейчас, правда, стало меньше громких терактов, как в 90-х, когда взрывали автобусы, многие погибали. Зато мы все время с кем-то воюем, то с Газой, то с Ливаном, то еще с кем-то... С другой стороны, Израиль больше любой другой страны знает о безопасности и том, как бороться с террористами. Таких ужасных вещей, что случились недавно в Париже и Берлине, у нас просто не может быть. Мы всегда готовы к этому — войска, спецслужбы и обычные люди. Как сказал один израильский военный, в Бен-Гурионе (главный аэропорт Израиля) террорист не успеет ничего взорвать — он проживет всего секунду до ликвидации.

А как живется русским в Израиле?

Из почти 9 миллионов израильтян один миллион — русскоговорящие. За последний десяток лет произошел огромный технологический скачок, и власти страны признают, что немаловажную роль здесь сыграли выходцы из России.

К примеру, в Израиле (а не в Голландии!) сейчас живут самые высокоудойные коровы в мире. Самые высокие урожаи овощей и фруктов в теплицах тоже собирают в нашей стране. В Израиле к сельскому хозяйству сугубо промышленный подход — евреи вынуждены им заниматься, поэтому делают это с максимальной отдачей и выгодой. Раньше здесь была пустыня, пришлось создавать почву, проводить селекцию, бороться с вредителями, и теперь сельское хозяйство в Израиле — одно из самых передовых в мире.

Один работник села в Израиле кормит 110 человек, в России — 14, в Китае — 7, в Америке, кажется, 12. Наши морковка, клубника, картошка, редиска продаются даже в России — а теперь представьте масштабы стран? Разве это не поразительно? Мы даже черную икру научились делать — есть огромные бассейны, фермы осетровых...

Это я всё к чему? Повторюсь, большая заслуга в этом русских специалистов, переехавших в Израиль в последние 15-20 лет. Здесь много русских врачей и айтишников, есть целые компании, где вообще не говорят на иврите — только на русском или английском.

Смешно, но русские принесли даже моду в Израиль — хотя до сих пор можно в ресторане увидеть человека в шлёпках и майке. Многие не считают это зазорным, но только не русские!

Трудно ли купить жилье в Израиле?

Удивительно, что в стране, где идет война, такая дорогая недвижимость! Этот пузырь однажды, конечно, лопнет, но сейчас цены только растут. Раньше москвичи, например, могли продать квартиру и переехать сюда, сейчас это очень сложно. Например, пятикомнатная квартира в Натанье (городе-курорте на средиземноморском побережье Израиля, где я живу), стоит около $1 млн. (60 млн. рублей). За последние три года цены выросли вдвое — у знакомой квартира, которую она купила за $400 тыс, сейчас стоит $800 тыс. При этом реальных денег больше не становится, доходы у населения не растут.

Ну и в целом Израиль совсем недешевая страна. Пачка сигарет стоит около $10 (600 рублей) — сын вчера прилетел из Москвы, ухитрился провезти 4 блока.

Экономика вашей жизни в новой стране: расскажите поподробнее о средних расходах?

Минимальная зарплата в Израиле сейчас — около $1 тыс. долларов (60 тыс. рублей) на человека. Средняя — в районе $2-2,5 тыс. (120-150 тыс. рублей). В обычной израильской семье 4 компьютера, 2 машины. Общественный транспорт дороговат по сравнению с Россией, но отлично устроен — можно с помощью приложения в телефоне рассчитать любой маршрут по всей стране и проехать его на удобных автобусах и поездах. Допустим, дневной безлимитный билет на весь транспорт в Натанье и Тель-Авиве стоит около $7 (420 рублей).

Овощами и фруктами Израиль обеспечивает себя сам, мясом — в основном, курятиной (здесь ее больше всего любят почему-то) — тоже. Говядины мало, свинины вообще нет (только в русских магазинах) — это не кошерно.

Вы уже 12 лет живёте в Израиле, а были ли мысли вернуться в Россию?

Мысли у меня одни — я никак не могу понять, что мои родственники там еще делают (смеётся). Почему я не хочу возвращаться? Во-первых, тут тепло, море, а жить в холоде и серости я уже не могу. Во-вторых, в Израиле прекрасная медицина, я считаю, что в старости надо жить в стране, где тебя вылечат, если что.

У моего сына была мечта вернуться на время — он пожил в Москве почти год, у него там родился сын. На днях прилетел обратно, оформляет документы, чтобы перевезти семью сюда. У меня здесь тоже есть своё дело — руковожу фотошколой, которую закончили уже более 100 человек.

Я не хочу сказать, что я не люблю Россию — я там родилась, училась и выросла, там мои друзья и знакомые. Но сейчас мне не очень нравится, что там происходит. Недавно я вернулась из поездки в Красноярске с тяжелыми чувствами — серость, разбитые заводы, упадок во всём... И никто не может сказать — где и кем работает этот миллион человек, что живет в Красноярске? Кто-то же должен что-то производить? Маленький Израиль кормит пол-Европы... Чем Россия хуже?

Галина Гершман специально для интернет-газеты Newslab.ru

Cсылки

Категория: Репатриация
Дата публикации: 06.06.2017
Источник: Newslab.ru