Об отношении к понаехавшим
Нажми: 
Об отношении к понаехавшим
Изображение: isralove.org
В ленте ФБ каждый день выкладываю картинки и пишу о том, как нам тут хорошо. Для баланса привела один негативный пример, и тут же получила комментарий «ну, везде одинаково»...

Нет. Не одинаково. Так, как меня, понаехавшую, травили в Москве, нигде не травят. Меня тогда спасло только то, что я попала в западную компанию.

Есть принципиальная разница. Здесь, если ты адекватно себя ведешь, проявляешь вежливость и приветливость, да еще показываешь способности и мотивацию выше среднего, тебя прямо любят и ценят! Так же было и в каждой иностранной компании, с которыми я имела дело. Все, как мама в детстве учила.

В Москве, в России в целом, но в Москве особенно – чем ты лучше, тем хуже. Ты же опасен, хочешь отжать чье-то теплое место, припасть к кормушке. А если ты улыбаешься, не имея ни кола, ни двора, ни связей – значит, ты вдвойне опасен – обладаешь неведомым сакральным знанием. Тем настороженнее к тебе относятся. Я прорвалась и прижилась, поначалу просто не понимая, что кому-то могу мешать, только благодаря языку и западным начальникам. Со временем стала догадываться – умные люди прямым текстом объясняли некоторые вещи - надо делать вид, что ты глупее, если ты в подчиненных, надо держать лицо и делать вид, что ты умнее, если ты в начальниках... Но прикидываться матрасом и не отсвечивать, чтобы потом всех обставить, я все равно не умела. А позднее поняла, что и не хочу больше жить в этом. «Делать вид» - это не мое, это просто нездорово. Привыкая «делать вид», люди перестают что-либо ДЕЛАТЬ, от слова СОВСЕМ.

Так вот, на том вокзале в Офакиме, где никто не говорил по-английски, наш водитель пошел с нами и все выяснил про нужные нам транспортные карты, помог заполнить анкеты (на 5 человек, так на секундочку), показал, как вносить деньги через терминал. Это не входило в его обязанности. При этом он говорил по-английски.

Тут понаехавшие другого качества. Тут нет таджиков. Есть узбеки и азербайджанцы с университетским образованием.

Хотя есть тайцы. Я слышала, что тайцы, которые работают в кибуце на полях по найму (евреи считают такую работу на жаре вредной для здоровья, даже олимов не пускают) имеют право поработать в Израиле 5 лет в жизни – подряд или с перерывами – не важно, но не больше 5 лет. За это время они становятся батовыми миллионерами, обеспечивая себя по возвращении домой в Таиланд, на всю оставшуюся жизнь. Это какое-то соглашение на уровне государств. Их не абсорбируют.

Тут понаехавшим дают немалые деньги, учат языку, помогают с трудоустройством и переобучением, обеспечивают социальным пакетом. Зачем они тратят такие средства? Да чтобы не тратиться на охрану правопорядка. Чтобы мы не становились ни криминалом, ни жертвами криминала. И для самопиара. Потому что вряд ли мы захотим сделать гадости тому, кто нас так принимает. Евреи зря вкладываться не будут.

Среди понаехавших становится больше москвичей и питерцев. Последнее, с чем я хотела бы себя ассоциировать, это политика и имя российского президента. Но когда меня спросили, зачем уехала из Москвы, я сказала «политическая эмиграция». Вместе с украинцами, которых надо бы считать беженцами от путинской агрессии, идем мы, волна путинская, вернее анти-путинская, самая мощная после колбасной эмиграции 90-х.

Мы другое поколение, хотя можем быть того же возраста, что и те, кто живет здесь по 20-25 лет. Мы выросли на надеждах 90-х, мы побарахтались в диком капитализме, пытаясь развивать бизнес. Мы знаем, что в нашей жизни все зависит от нас самих (в отличие от тех, кто уезжали из совка). У нас нет иллюзий о стране, которую мы потеряли – мы видели своими глазами, что от нее осталось и куда она катится. Мы не будем ностальгировать. Мы космополитичны, потому что пожили после падения железного занавеса и успели повидать мир. Я думаю, мы пойдем на пользу Израилю – мы совпадаем по ценностям. Здравый смысл и меритократия – вот зачем я приехала. И пока все так. Я думаю, мы повлияем на Израиль в положительном смысле, как наши дворяне, которые понаехали в Париж после революции. Помните, как чудесно было в Париже, когда княгини работали модистками, а князья таксистами? Всяко лучше, чем в стране, где кухаркины дети затеяли управлять государством, а теперь им управляют дети вертухаев.

А то, что улицы в Офакиме не моют, так еще дожди будут. И я уверена, у них при этом нет строки в бюджете на мойку улиц с цифрой с 6 нулями.
Автор: Светлана Мишнаевская

Автор: Светлана Мишнаевская
Специально для IsraLove
Категория: Репатриация
Дата публикации: 22.12.2016