IsraLove
Как нацисты искали в Германии «1/2-евреев» и «1/4-евреев»

Поддержи нас!  Нажми:   
11 мая 1935 года фюрер великогерманского рейха Адольф Гитлер присутствовал на церемонии обручения одного из своих ближайших соратников Эмиля Мориса. Эмиль Морис был по профессии часовщиком. Он вступил в партию еще в 1919 году и имел членскую карточку СС №2. Гитлер обратил внимание на привлекательного и веселого молодого человека.

Он сделал Мориса своим водителем. Эмиль Морис принял участие в пивном путче, тоже сел в тюрьму и отбывал наказание вместе с Гитлером. Эмиль прислуживал Гитлеру, следил за его гардеробом, отдавал вещи в стирку. Он же командовал первыми группами штурмовиков, которые охраняли фюрера и устраивали драки с коммунистами.

Гитлер обожал быструю езду, и ему нравилась манера вождения Эмиля, который гонял с максимально возможной в ту пору скоростью. Эмиль Морис нравился женщинам. У него был роман с Гели Раубаль, племянницей фюрера, к которой сам Гитлер питал особые чувства. Гитлер ревновал. Он настойчиво советовал Эмилю Морису жениться, обещал:

- Когда ты женишься, я к тебе буду приходить каждый день ужинать.

Перед свадьбой, поскольку Морис состоял в СС, он был обязан представить в главное управление СС по вопросам рас и поселений свидетельства безукоризненности собственного происхождения и чистоты крови невесты. Аппарат госбезопасности, не сомневаясь, что дело чисто формальное, проверил генеалогическое древо жениха и... обнаружил присутствие в его жилах еврейской крови.

Генрих Гиммлер предложил изгнать Мориса из состава СС. Адольф Гитлер попросил сделать исключение для его бывшего водителя и телохранителя. Тогда Гиммлер составил строго секретный документ:

1. Штандартенфюрер СС Эмиль Морис, как свидетельствует его родословная, не может считаться арийцем.

2. Я доложил фюреру, что в связи с этим Морис должен быть исключен из состава СС.

3. Фюрер принял решение, что только в этом и единственном случае будет сделано исключение. Морис и его братья могут остаться в составе СС, потому что Морис был первым соратником фюрера, братья Морисы и вся их семья служили Движению храбро и преданно в первые и самые трудные месяцы и годы его существования.

4. Я приказываю: Морис не может быть включен в родословную книгу СС, и ни один из потомков Мориса не будет принят в СС.

5. Начальник Главного управления по вопросам рас и поселений получит копию этой записки, которая должна держаться в секрете...

6. Для себя самого и всех моих преемников я как первый рейхсфюрер СС постановляю: только Адольф Гитлер лично вправе сделать исключение в вопросе крови...

Арийский параграф



Хранившаяся в глубокой тайне история человека из ближайшего окружения фюрера отражала сложность ситуации, с которой столкнулись нацисты. Они пришли к власти с программой, сердцевину которой составлял антисемитизм. Евреев стали увольнять с работы. 1 апреля 1933 года нацисты объявили бойкот всем немецким евреям. Некоторые немцы возмутились столь откровенным расизмом.

4 апреля высказал свое мнение и президент страны Пауль фон Гинденбург, чей авторитет среди национально мыслящих немцев был непререкаем.

Он написал Гитлеру: "Государственные служащие, судьи, учителя и адвокаты, которые были ранены на войне или вообще сражались на фронте, и их дети, а также те, кто потерял сыновей на фронте, если они не дали повода относиться к ним иначе, должны получить право работать и дальше..." Адольф Гитлер не посмел спорить с президентом страны и генерал-фельдмаршалом, героем войны. На следующий день фюрер уведомил президента: "В течение недели будет готов закон, который учтет тех евреев, которые служили в армии, кто пострадал на войне и кто долго служит государству; они не будут увольняться".

7 апреля 1933 года появился закон "О государственных служащих". Этот закон позволял изгнать всех евреев с государственной службы, из юриспруденции, вооруженных сил и из системы образования. Как и было обещано Гинденбургу, исключение делалось для тех, кто был принят на государственную службу еще до Первой мировой, для тех, кто воевал, и для тех, чьи отцы или дети погибли на фронте.

Но у нацистского аппарата возникли проблемы с осуществлением расовой политики. Оказалось, что в Германии есть множество людей, которые верно служили отечеству в кайзеровской армии и проливали свою еврейскую кровь на фронте. Исключений приходилось делать слишком много, и через три месяца, 14 июля 1933 года, Гитлер разъяснил своим подчиненным: "Исключение делать только для тех, кто непосредственно принимал участие в боях, а не просто находился на фронте, в районе боевых действий. Всякий раз нужно точно выяснять военное прошлое".

Привычная нам по советскому времени графа "национальность" в немецких документах отсутствовала. Нацисты изучали записи в церковных книгах, ориентируясь на религиозную принадлежность. Но в отличие от средневековых времен в нацистской Германии религия не имела значения, учитывалась только кровь. Еврей, принявший христианство, для нацистов все равно оставался евреем. Зато христиане, перешедшие в иудаизм, приравнивались к евреям.

Состав крови определяли, копаясь в родословной, выясняли, какую религию исповедовали прадеды и прапрадеды. После 1871 года рождение, вступление в брак и смерть подданных германской империи регистрировались в бюро записи актов гражданского состояния. Во время регистрации отмечалась религиозная принадлежность. Потомки всех, кто исповедовал тогда иудаизм, считались евреями.

Фюрер распорядился проверить арийское происхождение всех офицеров. Задача оказалась непосильной для нацистского аппарата. Гитлер даже не представлял себе, как много солдат и офицеров с еврейской кровью служили в рейхсвере. Причем служили по собственному желанию, считая военную службу исполнением долга перед родиной и призванием. Когда нацисты стали выяснять, кто в армии и на флоте еврей, и начали их увольнять, кадровые офицеры, посвятившие себя службе отечеству, просто не понимали, в чем они провинились перед родиной.

15 сентября 1935 года вступили в силу принятые на партийном съезде в Нюрнберге расовые законы. Законы лишали евреев германского гражданства, они не могли голосовать, браки между арийцами и неарийцами запрещались. Исключения, которых требовал покойный президент Гинденбург, больше не делались. К 31 декабря 1935 года все евреи, даже герои Первой мировой войны, были изгнаны из армии.

Первая степень, вторая степень...



Сразу после принятия расовых законов в партийном аппарате и в органах госбезопасности возник спор, как быть с детьми от смешанных браков? Считать ли их евреями? Нацисты ввели понятие der Mischling - метис, гибрид или помесь, "представитель смешанной расы".

Они воспользовались сельскохозяйственным термином, обозначающим животное или растение, выведенное в результате скрещивания различных пород или сортов. 14 ноября 1935 года имперское министерство внутренних дел выпустило комментарии к нюрнбергским законам, которые вводили понятие "помесь первой степени", - это те, в ком пятьдесят процентов еврейской крови, и "помесь второй степени" - 25 % еврейской крови.

Если "представитель смешанной расы" исповедовал иудаизм или вступал в брак с еврейкой, это рассматривалось как отягчающее обстоятельство, и такой человек считался уже полным евреем со всеми вытекающими из этого трагическими для него последствиями.

Появление законов позволило множеству нацистских чиновников найти себе занятие по душе. Им поручили увлекательное дело - выискивать скрытых евреев и подсчитывать процент еврейской крови у "помеси".

Вильгельм Штуккарт, статс-секретарь имперского министерства внутренних дел, доказывал, что немец (немка), вступивший в брак с еврейкой (евреем), теряет свою немецкость; дети "смешанной расы" должны приравниваться к евреям. Он доказывал своему министру Фрику, что немка, хотя бы раз вступившая в интимные отношения с евреем, уже не сможет рожать стопроцентных арийских детей.

Слова Штуккарта не могли не найти отклика у Гитлера. В декабре 1942 года он запретил военнослужащим жениться на немках, которые в прежнем браке были замужем за евреями.

В вермахте нельзя было стать офицером, не имея "свидетельства о происхождении". Иногда этот документ назывался Ariernachweis - "свидетельством об арийском происхождении".


Надо было также иметь и Ahnenpass ("паспорт предков"), в этой маленькой книжечке была указана вся родословная до 1750 года. Этот документ был необходим, чтобы пользоваться всеми правами гражданина рейха.

Хорста фон Оппенфельда, которого подозревали в наличии еврейской крови, в 1938 году отправили за документами о его предках. В родном городе Штеттине чиновник местного самоуправления, ветеран войны, увидел, что отец фон Оппенфельда, капитан кавалерии, и трое его братьев воевали в Первую мировую и двое из них погибли на фронте, захлопнул папку со словами: "Какая глупость!" И выдал спасительную справку.

В Первую мировую сто тысяч мужчин-евреев надели серый мундир немецкого рейха и отправились на фронт. Треть из них получила государственные награды, свыше двух тысяч стали офицерами. На фронте, защищая кайзеровскую Германию, погибли двенадцать тысяч солдат-евреев. Это больше, чем погибло евреев во всех войнах, которые вел Израиль.

Франц Йозеф Штраус, будучи министром обороны ФРГ, написал предисловие к книге писем немецких евреев, погибших в Первую мировую войну: "Самый молодой доброволец немецкой армии Йозеф Циппес, четырнадцати лет, был евреем, так же, как Вильгельм Франкль - один из первых кавалеров прусского ордена "За заслуги" в немецкой авиации. Франкль погиб в 1917 году в воздушном бою. Через двадцать лет его имя нельзя было найти в списке кавалеров ордена "За заслуги". Оно было вычеркнуто, так как, по официальному мнению гитлеровского государства, евреи не могли быть храбрыми. Они не могли даже, как дико это ни звучит, умереть за Германию. Имена погибших солдат-евреев, как того хотели национальные социалисты, должны были исчезнуть даже с обелисков в честь героев..."

XIX век принес немецким евреям хотя и неполное, но равноправие. Они быстро интегрировались в немецкое общество, это привело к большому числу смешанных браков. В XIX веке примерно семьдесят тысяч евреев в Германии и Австро-Венгрии перешли в христианство. На переломе веков число перешедших в христианство значительно увеличилось. Немецкое общество охотно принимало евреев-христиан. Антисемитизм носил преимущественно религиозный характер. К еврею-христианину претензий не было.

Сотни тысяч немецких христиан имели еврейские корни. Эти семьи давно утратили связь с еврейской общиной. Они не считали себя евреями, многие даже не подозревали о своих еврейских предках, пока Гитлер им об этом не напомнил. Они верно служили стране, ведь их предки жили в Германии на протяжении столетий. Они искренне считали себя немецкими патриотами. В 1933 году большинство из них не относили себя к евреям, но когда в 1935 году были приняты первые расовые законы, они вдруг поняли, что они евреи.

Посаженный в тюрьму после провала пивного путча в ноябре 1923 года, Адольф Гитлер часами разглагольствовал в кругу своих новых поклонников, развивая идеи будущего переустройства Германии и избавления от "неполноценных рас". И до поздней ночи он в камере диктовал свою книгу "Майн кампф" Рудольфу Гессу, тот печатал на машинке. Это довольно скучная, хотя и претенциозная книга. Гитлер потом говорил, что если бы в 1924 году он знал, что станет рейхсканцлером, то не стал бы ее писать.

Одно бросается в глаза при чтении - мрачные галлюцинации Гитлера и его сосредоточенность на сексуальных проблемах, причем он думает и говорит исключительно об извращениях и кровосмешении. Эта книга написана человеком, чье половое созревание проходило сначала в мужском общежитии, а потом в тюремной камере.

Евреи стали для Гитлера олицетворением всех пороков и преступлений. Один из его приятелей утверждал, что в юности Гитлер влюбился в белокурую девушку. Она отвергла будущего фюрера и предпочла более симпатичного юношу-еврея. И с тех пор озлобленному Гитлеру повсюду виделись картины соблазнения белокурых немецких девушек инородцами.

Немецкие евреи доказывали свою любовь к Германии службой в армии. В 1760 году прусский король Фридрих Великий произвел еврея Константина Натанаэля фон Залемона в генералы.

Его сын тоже стал прусским офицером. После битвы при Ватерлоо, где наполеоновская армия потерпела поражение, 72 еврея были награждены железными крестами. В Первую мировую вопрос об этническом происхождении вообще не задавался. В кайзеровской армии было несколько генералов и адмиралов - полуевреев.

Известно, что нет ничего более опасного для ревнителей чистоты своего происхождения, чем реальность. Немцы в особенности представляют собой смешение различных этнических групп, хотя многие из них не желали об этом слышать. Изучение собственной родословной стало ударом даже для некоторых правоверных нацистов. Они и не подозревали, что в их жилах течет еврейская кровь.

Выявить всех, у кого есть примесь еврейской крови, было трудно, хотя партийный аппарат и эксперты расового ведомства трудились с полной нагрузкой. Они обнаружили, что очень много заметных и влиятельных в обществе людей женаты на еврейках.

Немецкие аристократические семьи не отказывались от браков с евреями. Объединитель страны и первый канцлер Германии Отто фон Бисмарк это только приветствовал.

Когда нацисты пришли к власти, они сочли все формы ассимиляции евреев попыткой подорвать Германию изнутри. Гитлер считал ассимилированных евреев самыми опасными, потому что их не сразу узнаешь и они изнутри разлагают общество.

"Выйти из строя!"



В апреле 1940 года Гитлер запретил полуевреям служить в вермахте. Ставший жертвой этого приказа Ульрих Энгельберт писал Гитлеру, что его отец служил офицером в Первую мировую и получил железный крест первой степени, что его дед служил в армии во время войны с Францией в 1870-1871 годах, а прадедушка добровольцем вступил в немецкую армию во время войны за независимость в 1813 году. А его считают врагом Германии? Офицерам вермахта было велено представить документы не только о своем происхождении, но и родословную жен. 1 марта 1936 года министр Бломберг потребовал от всех офицеров доказать арийское происхождение своих жен. Выяснилось, что многие женаты на женщинах с долей еврейской крови. Женатым на неарийках предлагали сделать выбор между военной карьерой и женой. 20 января 1939 года Гитлер приказал уволить всех офицеров, женатых на неарийках.

После принятия нюрнбергских законов некоторые мужчины-арийцы не нашли в себе мужества остаться со своей еврейкой-женой. Еврейские жены сами предлагали мужьям уйти, чтобы не ломать себе жизнь. Некоторые совершали самоубийство, чтобы избавить от себя мужа, который терял работу, а потом и карточки.

Нацистская идеология разрушала семьи и родственные чувства. Валери фон Бергман, тетя "помеси" Дитера Бергмана, вступившая в партию, сказала своему племяннику: "Мой дорогой мальчик, во имя того, чтобы наша страна сохранила свою чистоту и одолела марксистско-еврейский заговор, такие люди, как ты, должны быть уничтожены. Извини меня, мой мальчик. Ты же знаешь, как я тебя люблю..."

В армейских частях командиры приказывали всем, у кого есть еврейская кровь, выйти из строя. Некоторые оставались на месте и скрывали свое происхождение. Тайна раскрывалась, когда их родителей стали отправлять в лагеря, и партийные чиновники и сотрудники гестапо, оформляя документы, выясняли, что сын депортированных служит в армии.

Как правило, сослуживцы не выдавали тех, кто скрывал свое происхождение, говорили: "Знаешь, с евреями, конечно, что-то не так. Но ты не такой, как другие евреи. Ты правильный парень".

Оставшиеся в армии "помеси" старались доказать, что они настоящие немцы, а на фронте демонстрировали свое мужество и гибли в бою. Они шли в армию, надеясь, что военная служба спасет их от гестапо. Они хотели опровергнуть расовую теорию, доказать, что могут быть храбрыми и смелыми солдатами. И на фронте быстро убеждались в том, что они ничем не хуже стопроцентных арийцев.

Уличенный в том, что у него четверть еврейской крови, солдат вермахта Фриц Биндер вспоминал:

- Забавно было видеть, как представители расы господ напускали в штаны, когда начинался бой.

Один из исследователей этой сложной темы, американский военный историк Брайан Ригг, изучил судьбы тысячи шестисот семидесяти одного солдата вермахта с примесью еврейской крови. Он установил, что из них двести сорок четыре были награждены железным крестом, девятнадцать - золотым немецким крестом и восемнадцать - рыцарским крестом, это высшая военная награда в Германии.

Многие стремились остаться в армии любыми средствами, чтобы сохранить жизнь родителям. Они приезжали домой в форме, и это до поры до времени помогало их родителям.

В марте 1941 года Гитлер распорядился не трогать родителей, живущих в смешанном браке, если их сын погиб в бою. Нескольким людям это спасло жизнь. В начале 1945 года гестаповцы явились в дом Марианны Гертнер, чтобы отправить ее в концлагерь. Она показала свидетельство о смерти ее сына на фронте. Гестаповец зло буркнул: "Твой сын спас тебе жизнь..."

Уловка Мильха



Многие женщины, пытаясь спасти детей, настаивали на том, что подлинным отцом их детей был не законный муж-еврей, а любовник-ариец.

Таким путем был признан стопроцентным арийцем генерал-фельдмаршал авиации Эрхард Альфред Рихард Мильх, статс-секретарь министерства авиации. Его мать, происходившая из дворянского рода, вышла замуж за Антона Мильха, в чьих жилах текла еврейская кровь. Эрхард Мильх участвовал в Первой мировой, был награжден железным крестом первой и второй степени. После войны перешел в гражданскую авиацию, в 1926 году возглавил "Люфтганзу".

Мильх познакомился и сблизился с Германом Герингом. Видя в нацистах силу, предоставил Гитлеру самолет "Люфтганзы". В 1933 году было создано имперское министерство авиации. Геринг стал министром, Мильх - статс-секретарем, т. е. его заместителем.

Поскольку Геринг, дорвавшийся до высшей власти, патологически не любил работать, Мильху как умелому организатору поручили руководить созданием военной авиации.

Гитлер сказал Эрхарду Мильху:

-- Я вас знаю не очень давно, но вы знаете дело. И это главное. У нас в партии мало людей, которым известно об авиации столько, сколько вам. Поэтому остановились на вас. Вы должны взяться за это дело. Вы нужны Германии.

Успешной карьере теперь мешала только неясность происхождения статс-секретаря министерства авиации. Его мать Клара Мильх обратилась к своему крестному сыну Фрицу Генриху Герману, местному полицай-президенту, с заявлением. В нем говорилось, что отец ее шестерых сыновей - не законный муж Антон Мильх, а ее покойный дядя Карл Бройер.

1 ноября 1933 года Геринг обсуждал расовые проблемы своего заместителя с Гитлером, заместителем фюрера по партии Рудольфом Гессом и военным министром Бломбергом. Вернувшись, Геринг сказал Мильху, что все в порядке. Гитлер распорядился считать заявление его матери подлинным. Эрхарда Мильха признали сыном Карла Бройера, т. е. он автоматически превратился в арийца.

Поразительно, что руководители нацистской партии не возмутились очевидным инцестом (сожительство дяди с племянницей!). На это они закрыли глаза, а вот примесь еврейской крови была тяжким преступлением.

Рейхсмаршал Герман Геринг пренебрежительно говорил жене, что не верит в расовую теорию, что евреи такие же люди, как и все. И при этом принял активное участие в уничтожении еврейского народа. Зато сохранял у себя в аппарате тех, кто ему был нужен.

Так же, как мать генерал-фельдмаршала Мильха, действовали тысячи немок по всей Германии, пытаясь спасти своих детей, рожденных от мужей-евреев. Но нацистские суды сохраняли бдительность. Когда мать Вольфганга Шпира заявила, что и ее сын, и дочь Рут родились не от мужа, а от романа с любовником-арийцем, суд отправил обоих в гамбургский расово-биологический институт. Там их долго обмеряли и изучали и решили, что Рут действительно арийка, а вот у Вольфганга нашлись еврейские черты, и он остался полуевреем.

Спорные вопросы передавались на рассмотрение экспертов имперского министерства внутренних дел. В составе четвертого отдела (народное здоровье) министерства внутренних дел образовали подотдел "Расовые вопросы".

Когда кто-то из "помесей" обращался с просьбой признать его арийцем, даровать такое разрешение мог только фюрер. Если Гитлер делал для кого-то из "представителей смешанной расы" исключение, то лично подписывал соответствующие документы.

Тех, кто не имел покровителей, ждала ужасная участь. Австрийский полуеврей фельдмаршал Йоханн Фридлендер отказался разводиться со своей женой-еврейкой, поэтому был занесен в списки полных евреев. Он пытался доказать, что его настоящим отцом был ариец-любовник, а не еврейский муж матери. Но ничего не помогло. Его с женой отправили в Терезиенштадт. Она умерла там. Его в 1944 году отправили в Освенцим. 20 января 1945 года, когда он не смог устоять на ногах, эсэсовский охранник застрелил его.

2 октября 1940 года старший военный адъютант фюрера Рудольф Шмундт написал начальнику личной канцелярии фюрера рейхсляйтеру Филиппу Боулеру, что все "помеси", которые отличились на фронте и получили награды, должны немедленно получить свидетельство о том, что они арийцы. Но 10 мая 1942 года Гитлер пожаловался начальнику штаба оперативного руководства вермахтом генералу Альфреду Йодлю, что он сделал слишком много исключений. Фюрер беспокоился о том, что таким образом еврейская кровь будет переходить из поколения в поколение.

Он привел в пример известного партийца фон Либиха. Фюрер заподозрил в нем чуждое партии начало. Ему казалось, что у товарища по партии есть еврейские черты. Все уверяли Гитлера, что он ошибается и фон Либих - чистый ариец. Гитлер продолжал сомневаться, и после долгих изысканий расовые эксперты все-таки установили, что в 1616 году один из предков Либиха женился на еврейке. Даже капля еврейской крови, торжествовал Гитлер, может определить сущность человека!

Гитлер был не уверен в чистоте своей крови



Гитлера раздражало, что слишком много чиновников пытаются просить о помиловании знакомых-евреев:

- Количество уважаемых евреев, за которых они заступаются, превышает число евреев в Германии. Это позор! Об этом говорил и рейхсфюрер СС Гиммлер 4 октября 1943 года, выступая перед подчиненными: - Ко мне все приходят! Буквально все восемьдесят миллионов немцев, и каждый знает одного достойного еврея. Конечно, все остальные евреи паразиты, но этот прекрасный человек! Гитлер и Борман договорились, что исключение должно быть сделано только для тех, кто не знал, что у него есть еврейская кровь и кто присоединился к партии еще в трудные двадцатые годы. Просителей обязывали получить рекомендацию местного гауляйтера. В 1943-1944 годах членство в партии стало критерием получения ариезации.

Аппарат рейхсфюрера СС Гиммлера возражал против ариезации, потому что она позволяет евреям обрести защиту. Но "представители смешанной расы" не перестанут биологически быть евреями, следовательно, партийным секретарям следует быть осторожными, рекомендуя кого-либо для ариезации.

Адольф Гитлер придавал большое значение внешнему облику. К каждому прошению прилагались фотографии анфас и в профиль. Без фотографий фюрер прошение не рассматривал. Если он находил внешность еврейской, следовал отказ.

Гитлер ошибался. Большинство немецких евреев ничем не отличались от немцев - ни образом жизни, ни образом мыслей. Возможно, не было больших немецких патриотов, чем немецкие евреи. И внешне они были такими же, как немцы. Фотография ефрейтора Вернера Гольдберга появилась в армейской газете с подписью "образцовый солдат вермахта". В реальности он был полуевреем.

Почему Гитлер, помешавшийся на евреях, разрешал кому-то из "представителей смешанной расы" считаться арийцем? Некоторые историки полагают, что причиной была неясность в его собственной биографии. Может быть, фюрер думал о том, что его бабка по отцу могла забеременеть, работая в еврейской семье? Известно, что Гитлер неизменно приходил в гнев, когда узнавал, что какая-то немка работает служанкой в еврейской семье. Другие полагают, что Гитлеру нужны были солдаты, и он закрывал глаза на их происхождение. Скорее причина в другом.

Адольф Гитлер попал в ловушку, которую сам себе расставил. Он так долго доказывал, что определенные качества свойственны определенной расе, что не смог от этого отступить. Он утверждал, что евреи - плохие солдаты и трусы, а храбрыми и мужественными могут быть только арийцы. Когда речь шла о героях войны, белокурых, с голубыми глазами, ему ничего не оставалось, как признать "представителей смешанной расы" арийцами.

Храбрый и мужественный солдат мог быть только арийцем! Гитлер предпочитал объявить солдата с еврейской кровью арийцем, только бы сохранить расовую теорию, основу его мировоззрения.

У Гитлера возникли проблемы еще во время Олимпийских игр 1936 года. Он был уверен, что настоящими спортсменами могут быть только арийцы. В ведомстве спорта получили указание выставить стопроцентно арийскую команду, но среди самых выдающихся спортсменов Германии оказались полуевреи.

Однако некоторые спортсмены нужны были Германии позарез. Ради того чтобы их заполучить, нацисты шли на все. В 1935 году фехтовальщицу Хелен Майер, которая уже уехала в Соединенные Штаты, попросили выступить за немецкую команду. Она была полуеврейкой. Хелен Майер ответила, что выступит только в том случае, если и ей, и ее семье вернут немецкое гражданство, которого они были лишены. Хелен не собиралась возвращаться в нацистскую Германию, но это был вопрос принципа. Гитлеру пришлось согласиться. Она завоевала серебряную медаль.

После соревнований среди женщин по фехтованию Гитлер отказался поздравлять Хелен Майер, а также спортсменок, завоевавших золотую и бронзовую медали. У всех троих была еврейская кровь! Для Гитлера это был удар.

Геббельс капитулировал



После уничтожения всех евреев нацисты намеревались стерилизовать, а затем и уничтожить всех полуевреев.

Историк Дэниэл Гоулдхэген написал обширную книгу о том, что немцы охотно участвовали в преступлениях. Не потому, что им трудно жилось, не потому, что страна пережила унижения после поражения в Первой мировой, и не в силу какого-то особого психологического устройства, а просто потому, что они ненавидели "чужих". Поэтому они убивали безоружных женщин и детей, уничтожали миллионы невинных людей без сожаления...

По существу, историк назвал немцев "нацией убийц". Поразительным образом книга имела колоссальный успех именно в Германии. Многие немцы откликнулись на его труд. Издали целую книгу писем Дэниэлю Гоулдхэгену.

Немцы узнали правду о себе, и в определенном смысле это стало для них облегчением. Как на занятиях у психотерапевта, когда выясняется, что вокруг полно людей с такими же проблемами.

И лишь немногие немцы даже в нацистские времена подчинялись совести и своим моральным принципам.

Фантастическая история произошла на Розенштрассе, неподалеку от Александрплац, в самом центре Берлина, в феврале 1943 года. Йозеф Геббельс как руководитель столичной партийной организации приказал очистить Берлин от последних евреев. Столица Третьего рейха должна была стать judenfrei, "свободной от евреев". Геббельс был доволен: "Наконец-то мы от них избавились!" Немногие сохранившиеся евреи были мужьями немок, которые прошли через невероятные страдания, но сохранили семьи. Всех свезли на Розенштрассе, бывший центр еврейской общины. Оттуда началась депортация в концлагеря. И вдруг случилось невероятное. Жены депортированных, несколько сотен немок, собрались на Розенштрассе и стали требовать вернуть им мужей. К ним присоединились дети, другие родственники. Они стояли там целый день, с раннего утра. Эта маленькая улочка была забита людьми.

Туда пригнали полицию и СС. Женщины их не боялись, кричали: "Убийцы!" Для нацистов это был афронт, немыслимая сцена. Семьи не расходились целую неделю. Самое поразительное в том, что, столкнувшись с протестом женщин, нацистские власти капитулировали. Геббельс распорядился отпустить тех, кто ждал депортации. Несколько человек даже вернули из Освенцима. Кому-то эта история покажется оправдывающей немцев - не все в Третьем рейхе были нацистами.

В реальности же эта история перечеркивает всеобщую уверенность в том, что тоталитарному режиму сопротивляться бесполезно.

Cсылки
Нравится 42
IsraLove.org
Нажми «Нравится» и читай лучшие публикации в своей ленте!

Автор: Леонид Млечин
Категория: История
Дата публикации: 01.05.2016
Просмотров: 20237
Источник: www.jig.ru
Переходов на источник: 207
Мемориальная цепь «Память»
Собеседование пассажиров сотрудниками Эль-Аль
Крестовые походы на Восток. Мифы и разоблачение
Письмо об отдыхе в Шавей Ционе
Лучшие цитаты Голды Меир
Штирлица звали Янкель Владимир Левин