Юмор
👀 149

Аркадий Райкин «Да простят меня мужчины, речь пойдёт о женщинах»

Аркадий Райкин «Да простят меня мужчины, речь пойдёт о женщинах»

Он выходил на сцену, перевоплощался, шутил, смеялся, кривлялся, а потом вдруг раз – и на тебя смотрят совершенно другие глаза – серьезные, очень грустные и очень умные. Глаза, в которых сосредоточилась вся мудрость еврейского народа. “Ну что ты, брат, смеешься? Ты же все понимаешь – такая жизнь.

Сегодня мы подобрали некоторые цитаты великолепного комика о женщинах.

— Женщина, не побоюсь этого слова, – друг человека!

— Аграфена Михайловна, хлопнем по рюмочке? А она мне: – Чего по рюмочке, давай сразу по стакану. Хорошая женщина!

— Закрой рот, дура, я уже всё сказал!

— Шутки шутками, но могут быть и дети!

— Жена – мудрец, рядом с ней ты всю жизнь будешь чувствовать себя идиотом.

— Раньше и женщин-то вообще не было. Одни бабы были.

— Дура, дура, дура ты. Дура ты проклятая. У него четыре дуры, а ты дура пятая.

— Вот такая толстая… диссертация, и тема интересная – что-то там в носу…

— Меня хотят женить. Есть люди, которые чувствуют себя плохо, когда другим хорошо.

— Женатому человеку плохо дома, а холостому плохо везде!

Рассказывает Виктор Шендерович

Юный Константин Райкин, будучи человеком и темпераментным, и литературно одарённым, вёл донжуанский дневник. Записывал, так сказать, свои впечатления от начинающейся мужской жизни.

По всем законам драматургии, однажды Костя свой дневничок забыл, в раскрытом виде, на папином рабочем столе – и, вернувшись из института, обнаружил родителей, с интересом изучающих эту беллетристику.

– Да-а, – протянул папа. – Интересно… Я в твои годы был скромнее, – сказал он, чуть погодя.

– Ну, ты потом наверстал, – заметила мама, несколько испортив педагогический процесс. Но педагогический процесс только начинался: Райкин-старший вдруг сменил тему.

– Знаешь, Котя, – сообщил он, – у нас в подъезде парикмахер повесился…

Котя не сразу уследил за поворотом сюжета:

– Парикмахер?

– Да, – печально подтвердил Аркадий Исаакович. – Повесился парикмахер. Оставил предсмертную записку. Знаешь, что написал?

Райкин-старший взял великую педагогическую паузу и, дав ребёнку время сконцентрировать внимание, закончил:

“Всех не перебреешь!”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *