София Парнок и любовь всей ее жизни
Нажми: 
София Парнок и любовь всей ее жизни
Изображение: архив
Каждая творческая личность имеет свою музу. Она, воплощаясь в реальном человеке, порождает бурю в сердце творца и способствует созданию художественных шедевров. Для великой русской поэтессы Марины Ивановны Цветаевой такой вдохновительницей, любовью и катастрофой в жизни стала София Парнок. Ей посвящено большое количество известных стихов, цитируя которые многие даже не представляют адресата обращения.

Сонечка увидела свет в августе 1885 в Таганроге. Ее отец, Яков Соломонович Парнох (таково истинное звучание этой фамилии) был почетным гражданином города и владельцем аптеки, где сам трудился провизором. Мать, Александра Абрамовна, была из числа первого поколения женщин-врачей России. Семейство Парнох было состоятельным и входило в интеллектуально-культурную городскую элиту. Их дети получили отличное образование. С ранних лет они обучались музыкальной грамоте, чтению, изучали немецкий и французский языки.

Соня была старшим ребенком в семье. С рождением близнецов Валентина и Елизаветы, появившихся спустя 10 лет после Софии, связана трагедия в благополучной жизни семьи. Александра Абрамовна, подарив жизнь своим потомкам, умерла во время родов. Через некоторое время отец сочетался браком с гувернанткой, которая практически сразу вызвала неприязнь у Сони. Это привело к появлению отчуждения и холодным отношениям отца со старшей дочкой, для которой жизнь в родном доме стала тяжелейшей ношей.

С раннего возраста Соня стала писать стихи, в которых после смерти матери изливала всю свою боль и тоску. Вероятно, с того времени у замкнутой и своенравной девочки в глазах появилась трагическая безысходность, которая осталась с ней на всю оставшуюся жизнь.

После окончания с золотой медалью Женской Мариинской гимназии в Таганроге София в 1903 отправилась в Женевскую консерваторию. Стихи периода ученичества остались в поэтических строках и набросках, записанных в тетрадях. В течение года она обучалась в Швейцарии, в Женевской консерватории, научившись великолепно играть на фортепиано. Вернувшись в Россию, София в Петербурге предприняла попытку продолжить свое музыкальное образование. Но спустя некоторое время поняла, что профессионально заниматься музыкой она не хочет. В 1905 она оставила городскую консерваторию. Не пошла на пользу и ее учеба на юридическом факультете Бестужевских курсов, которые девушка не закончила. К этому времени относится ее кратковременная страсть к Надежде Поляковой, которая быстро остыла, чуть было не завершившись трагедией.

Вскоре София и известный литератор Владимир Волькштейн сочетались законным браком по иудейским канонам. Однако совместная жизнь была кратковременной. Молодая женщина вновь стала искать утешения у подруг.

Перед Первой мировой литературный салон критика Аделаиды Герцык считался местом, где собирались талантливые московские поэтессы. Там и повстречались Цветаева и Парнок. 23-летняя Марина была замужем за любящим ее Сергеем Эфроном, имела двухлетнюю дочку Ариадну.

В гостиной, куда вошла София, Цветаева полулежала в кресле. Аромат дорогих сигарет и изысканных духов, бело-черное одеяние, подчеркивающее противоречивость личности, грациозные движения, властные губы, резко очерченный подбородок – все это сразу привлекло внимание Марины. Очарование исходило от притягательной ауры греха, нежного хрипловатого голоса, соблазнительного взгляда зовущих глаз, трепетного движения изящных пальчиков Софии, которыми она доставала платок из сумочки. Против всего этого Цветаева устоять не могла. Зажженная спичка, поднесенная к сигарете незнакомки, стала началом их бурного романа.

Марина была представлена гостье в качестве названной дочери хозяйки салона. После этой встречи было несколько безудержных лет, когда сердце буквально неслось вскачь в неведомую даль.

Однажды Марина увидела Софию, которая каталась на извозчике с симпатичной девицей. Пламя негодования охватило поэтессу, укрепив ее любовные чувства. В это время ею было создано первое произведение, посвященное подруге, а также пришла уверенность в том, что сердце Сони должно всецело принадлежать ей одной.

Мне кажется, нам было бы с тобой
Так нежно, так остро, так нестерпимо...
Не оттого ль в строптивости тупой,
Не откликаясь, ты проходишь мимо?

И лучше так! Пускай же хлынет мгла
И ночь разверзнется ещё бездонней -
А то я умереть бы не могла:
Я жизнь пила бы из твоих ладоней!

Какие б сны нам снились наяву,
Какою музыкой бы нас качало -
Как лодочку качает у причала!..
Но полно. Проходи. Я не зову.


Невзирая на общественное мнение, зимой 1915 молодые женщины отправились в путешествие, посетив Ростов, Коктебель, Святогорье. Цветаева не обращала ни на кого внимания, считая себя не такой, как все.

А Сергей Эфрон терпеливо ожидал, когда пагубная страсть остынет. Не дождавшись, отправился воевать. В это время Марина написала цикл стихотворений под недвусмысленным названием «Подруге», в которых откровенно признавалась Софии в любви. Это может показаться странным, но Цветаева искренне любила и своего супруга, переживала за него.

И хотя к моменту встречи с Парнок Марина уже была матерью, однако ощущала себя дитем, которому недостает нежности. Она существовала в собственном иллюзорном поэтическом мире. Вероятно, не познав истинной страсти с супругом, Цветаева с легкостью вступила в интимные отношения с эротичной женщиной с наклонностями лесбиянки, которая стала для нее и опытной любовницей, и нежной матерью.

В тот период Парнок и Цветаева были признанными авторами, стихи которых активно публиковались. Естественно, что между ними возникло творческое соперничество. Поначалу София пыталась сдерживаться, ставя на первое место удовлетворение желаний плоти. Но постепенно теперь уже у Марины стали прослеживаться мрачные нотки, которые касались любимой подруги. Но все же она продолжала считать, что любовь мужчин скучна и неинтересна, и предаваться неге в квартире, специально снятой для этих целей на Арбате.

Но связь во грехе будущего не имеет. Она обречена. Так произошло у Цветаевой и Парнок. Зимой 1916 в гостях у Марины был Осип Мандельштам, с которым она гуляла по городу, читала ему новые стихотворения, обсуждала творчество собратьев по литературе. А потом Поэтесса пришла к подруге, у которой застала другую женщину. Нестерпимая боль пронзила сердце Цветаевой, которая, тем не менее, гордо, ни слова не сказав, покинула квартиру.

Марина внешне показывала равнодушие к случившемуся. Она хладнокровно отнеслась и к известию о смерти Софии. Однако это была только видимость. Как известно, от прошедших событий убежать нельзя.

Расставшись с Цветаевой, Парнок имела любовные связи с несколькими дамами. Одна из них – Нина Веденеева, отношения с которой оставили след в замечательных поэтических произведениях Софии, и на руках которой у нее разорвалось сердце. Однако память о Марине была жива, о чем свидетельствует фото Цветаевой, стоявшее до последнего дня у кровати Парнок.
Автор: Эдуард Блокчейн, для IsraLove
Ещё по теме: любовь, евреи-поэты, Марина Цветаева, София Парнок

avatar