Тот самый Григорий Горин
Нажми: 
Тот самый Григорий Горин
Изображение: архив
Автор: Марина Сливина, для IsraLove
Ещё по теме: Григорий Горин, евреи-артисты

avatar


avatar
Редкие люди так мало живут. Очень жаль. сейчас бы его талант очень пригодился. На нашу житуху без смеха смотреть вредно....
avatar
ГРИГОРИЙ ГОРИН. «ИСТОРИЧЕСКОЕ МЕСТО»

[На каком-то из «капустников» им самим озвучено. Ко мне попала некогда, еще в советское время, магнитофонная запись. Запомнилась наизусть. Недавно настучал на клавиатуре по памяти (в сети не нашел). Ежели вдруг обнаружатся неточности, просю простить!]

Вы не глядите, что внешность у меня никудышная! Я, между прочим, в кино снимался! Вы фильм «Петр Первый» видели? Ну, Симонов там играл, Жаров… Ну и я.

У меня там одна из главных ролей была – я сына Петра играл. Нет, не того, которого играл Черкасов; того, кого играл Черкасов, того и играл Черкасов. Он старшего сына играл, Алексея, помните? Но я – не того, я младшего сына Петра играл. От Тарасовой. Ну, младенец там появлялся во второй серии, помните? Его еще Петр взял на руки, поднял голенького да как поцелует в это… Вот, это самое место я как раз и играл.

Интересная работа была, между прочим, я вам скажу! Ведь на эту роль много народу претендовало. Разные люди приходили: передовики производства, ударники строек – от предприятий с направлениями шли. Но артист Симонов, который Петра играл, он – с характером. Уперся и протестует: «Я никого, – говорит, – кроме младенца, целовать в это место не буду! Иначе, – говорит, – получается формализм!»

Вот и стали отбирать младенцев. Шестьдесят два младенца прошло разных национальностей. На мне остановились – я как-то по вкусу режиссеру пришелся…

Так я стал знаменитостью, прогремел на всю страну. Ну, писем мне не писали восторженные поклонники, на улице тоже, конечно, не узнавали… Но, однако же, нет-нет да и обернутся… Чувствуется, что в человеке есть что-то знакомое… А что – сразу ведь не разберешь!

А я, со своей стороны, часто на встречи со зрителями ходил: рассказывал о работе над ролью, показывал народу… историческое место. Сейчас оно у меня уже не то. То есть то, но не совсем. Не уберег я его. Лет десять назад это случилось.

А произошло вот что. На белую нейлоновую рубаху я чернила капнул, кляксу такую большую посадил. И вот какой-то дурак посоветовал мне постирать эту рубаху в ацетоне. Налил я в тазик ацетон, опустил туда рубаху – и все, ну, растаяла рубаха! Одни пуговки остались. Ужасно я расстроился, пошел в туалет, вылил туда ацетон, сел, с горя закурил, а спичку под себя бросил. Снизу ка-ак полыхнет! И не стало места.

Впрочем, не все сгорело, кое-какие участки остались нетронутыми. Но все равно меня в кино почему-то больше не приглашают. А я ходил, просился, думал, может для какой роли и пригожусь… Говорю: «Не обязательно ж, товарищи, целовать! Просто покажите крупным планом…» Нет, отказывают. А зря. От этого, между прочим, наш зритель страдает.

Правильно у нас говорят: «Смотреть теперь нечего!»