Люди
👀 88

«Ну, Погоди» и евреи

Люди поколения 60+ должны помнить, какой ажиотаж стоял у кинотеатров страны, едва только на их афишах появлялось объявление о показе очередной серии «Ну, погоди!».

«Ну, Погоди» и евреи

Очередь к кассе кинотеатра растягивалась на десятки метров. Попасть на сеанс считалось большой удачей, ведь в зале был аншлаг. В СССР мультфильмы были очень любимы, как юными зрителями, так и взрослой публикой. Однако «Ну, погоди!» превосходил собой все ранее созданное, а уж увидеть его первым новые серии считалось абсолютным везением.

И вот что интересно. Как-то так в Советском Союзе получалось, что лучшим русским лингвистом был еврей Дитмар Эльяшевич Розенталь, лучшими русскими учеными в разных отраслях, писателями-юмористами считались личности еврейской национальности.

Вот и с «Ну, погоди!» получилась сходная история. Когда в конце 1960-х в «Союзмультфильме» возникла идея снять картину для детей, в которой рассказывалось бы о том, как нехорошо обижать маленьких и беззащитных, к его руководству были вызваны лучшие из молодых представителей писателей юмористического жанра.

И вот перед очами главы «Союзмультфильма» предстали Феликс Камов, Александр Курляндский, Аркадий Хайт и Эдуард Успенский. Из всего квартета юмористов только Успенский не был евреем. Правда, он и покинул компанию еще до того, как съемки фильма начались. Дальше работала только группа весельчаков-евреев, и то, что у них получилось, поистине стало культовым среди советских детей разных возрастов. Так получилось, что наиболее заметным в мультфильме стал его отрицательный герой Волк. А вот положительный герой Заяц использовался как место применения его сил, правда, практически всегда неудачно.

Руководителем группы сценаристов был Феликс Камов (родная фамилия Кандель). Уже в ходе работы над проектом он решил эмигрировать в Израиль. В СССР крайне ревностно относились к людям, желавшим выехать на ПМЖ за границу, а уж в случае с Камовым ситуация еще более усугубилась, ведь он был довольно известным человеком. Так что проект «Ну, погоди!», что называется, «подвис» и оказался на грани закрытия. Спасла мультсериал только поистине всеобщая любовь разновозрастных зрителей. Мало того, «Ну, погоди!» нравился многим партийным руководителям и самому генсеку Леониду Ильичу Брежневу, чье слово практически всегда оказывалось решающим.

А Камов в Израиль таки уехал. На исторической родине он прекратил писать юмористические миниатюры, а занялся более серьезными вещами. Его перу принадлежат 6-томное издание об истории евреев России и 2-томник «Земля под ногами», рассказывающая про историю сионизма.

«Ну, Погоди» и евреи

Больше всего над фильмом трудился Александр Курляндский. Судя по всему, он происходил их прибалтийских евреев, хотя в данном случае это не особо и важно. С киноискусством Александр Ефимович до «Ну, погоди!» уже довольно давно был на «ты». Он сотрудничал с сатирическим художественным киножурналом «Фитиль». Однако в мультипликации сценарий для «Ну, погоди!» был его дебютом. Что интересно, впоследствии, когда стало модным трендом ругать все советское, писателя-сатирика обвинили в плагиате. Он, мол, для «Ну, погоди!» использовал наработки американского мультсериала «Том и Джерри». Александр Ефимович слабо отнекивался, говоря, что он в глаза не видел американскую поделку. Скорее всего, это была попытка оправдаться, однако то, что советские Волк и Заяц не имеют ничего общего с американскими котом и мышью видно просто невооруженным глазом.

Фамилию Аркадия Хайта можно увидеть в титрах многих советских мультфильмов. Кстати, в переводе с иврита его фамилия означает «портной». По-видимому, кто-то из его предком имел отношение к этой классической еврейской профессии. Хайт, как и Курляндский, прошел школу «Фитиля», а позже участвовал в написании сценариев для детского юмористического киножурнала «Ералаш». Его часто приглашали в различные юмористические программы, где, случалось, приходилось отвечать и на вопросы зрителей.

В ходе одной из таких творческих встреч ему был задан вопрос: «Съест ли когда-нибудь Волк Зайца?» Хайт нашелся немедленно, ответив, что пока сценаристы фильма хотят кушать, Волк Зайца не поймает и не съест. Так, собственно и произошло. Даже в последних, крайне неудачных сериях, попытки поживиться зайчатиной Волку не удались.

Как и в случае с Камовым, Хайт не зацикливался только на юмористических миниатюрах. Он сотрудничал с еврейским театром «Шалом», для которого писал множество вещей. Кроме того, его перу принадлежит ряд серьезных произведений о жизни евреев.

Что интересно, над сериалом работали некоторые представители еврейской нации, что называется, опосредованно. Так 10-ю серию Анатолий Папанов не мог озвучивать по причине гастролей его театра. К делу привлекли Геннадия (Гирша Моисеевича) Дудника. Тот отработал образ Волка настолько похоже, что зрители не заметили подмены. Правда, режиссер фильма Вячеслав Михайлович Котеночкин позже говорил, что точно воспроизвести Волка, как это делал Папанов, ему не удалось, тем не менее, серия получилась вполне удачной.

И еще несколько моментов. Музыку для мультфильма (серии с 9 по 14), в числе прочих, писал Александр Гольдштейн. В паре эпизодов Волк насвистывал мелодию «Песни о друге» Владимира Высоцкого, а в спортивной серии звучала песня «Хромой король», исполнявшаяся в то время певцом Вадимом Мулерманом.

К слову, уже в 1990-х годах, была попытка продолжить съемки мультсериала, однако смена поколений и направления развития самой страны привели к тому, что история Волка и Зайца стала зрителям неинтересна. В итоге новые серии получились бледной тенью того, что было ранее, и проект закрыли, хотя над продолжением сериала тоже работали евреи – Вадим Меджибовский и Лариса Брохман.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *