Священник, который верил в человеческую жизнь
Нажми: 
Священник, который верил в человеческую жизнь
Изображение: архив
Среди героев Второй мировой войны существует особая категория – Праведники народов мира. Это люди, которые, рискуя своей собственной жизнью, спасали от верной гибели евреев в оккупированных германской армией землях. Часто для них самих оказание этой помощи оборачивалось трагедией, и сами эти люди оказывались в концлагерях и погибали там. Одним из таких мучеников является Дмитрий Андреевич Клепинин, священник русской православной церкви, ценой своей жизни давший возможность избежать худшей участи сотням французских евреев.

Становление



Биография Дмитрия Андреевича начинается 14 апреля 1904 года в Пятигорске, в те годы относящегося к Терской области Российской империи. Отец его был архитектором, спроектировавшим ряд знаковых зданий в южных городах России. Череда войн, прокатившаяся по России в начале ХХ века, сорвала с места и семью Клепининых, которая в 1920 году была вынуждена выехать в Константинополь, а через 2 года переехать в Белград, а потом – во Францию.

Здесь Дмитрий поступил в парижский Свято-Сергиевский православный богословский институт, в котором проучился 4 года. Во время обучения активно участвовал в общественной жизни, войдя в кружок православных студентов, основанный семейством Зерновых. По окончании богословского института из Парижа он отправился в США, где продолжил обучение в Епископальной богословской семинарии, расположенной в Нью-Йорке.



После получения образования Клепинин возвратился в Европу, где сначала осел в Югославии, а после переехал во Францию. Молодой священник поначалу занял незначительный пост в одной из церквей, однако это вовсе не мешало заниматься ему общественной деятельностью. Он принимал участие в работе различных культурно-просветительских и благотворительных организаций, входя даже в число основателей некоторых из них.

1937 год стал для него знаковым. Он создал собственную семью, женившись на Тамаре Баймаковой, а после получил сан диакона и был назначен помощником настоятеля церкви, в которой он до этого служил простым псаломщиком. Последние 2 года перед началом Второй мировой войны он последовательно назначался настоятелем церквей в Озуар-ла-Ферьере и Париже.

Работа в оккупированном Париже



После поражения Франции в войне и входа оккупационных германских войск в ее столицу о. Дмитрий Клепинин не смирился с создавшимся положением. Он, как и многие русские эмигранты, проживавшие во Франции, стал активным членом Сопротивления, одним из направлений деятельности которого стало оказание помощи заключенным в лагере Компьен. Однако по-настоящему возможности о. Дмитрия открылись в другом.



После начала массовых арестов евреев и высылки их в Германию для последующего уничтожения в концентрационных лагерях священник изыскал возможность оказания им посильной помощи. Узнав, что спасительным документом для людей этой национальности может стать свидетельство об их крещении, он начал выдавать им такие документы. Одной из особенностей действий о. Дмитрия было то, что он никогда не настаивал на реальном совершении таинства крещения, что делали некоторые другие священнослужители.

Для людей, желавших совершить этот обряд, он готовил полноценное крещение, но тем, кто этого не хотел, он просто выдавал поддельные метрики, заявляя, что и сам Спаситель поступал бы таким же образом для сохранения жизни преследуемых людей. Таким образом, от попадания в нацистские лагеря смерти были спасены сотни этнических евреев, часть из которых даже смогла выехать из зоны оккупации и перебраться в более безопасные страны.

Гитлеровские власти заподозрили неладное. Для проверки своих подозрений они решили провести перепись новообращенных, начиная с момента начала оккупации в 1940 году. Однако предоставить такие списки чиновникам епархиального управления о. Дмитрий категорически отказался, мотивируя это тем, что подобный запрос мог быть инициирован исключительно исходя из соображений полицейского характера, а все люди, принявшие обряд крещения, находятся под его личным духовным покровительством.

В 1942 положение евреев во Франции ухудшилось. Для них срочно понадобились убежища. Особенно это касалось членов семей уже арестованных людей. Центр помощи русским эмигрантам, действовавший при доме Православного братства, одним из руководителей которого был о. Дмитрий, стал таким убежищем. Пытающихся спрятаться евреев селили в комнатах общежития, других – в помещениях храма и даже в его часовне. Дошло до того, что сам церковный настоятель свою комнату уступил одному из еврейских семейств.

Арест



К сожалению, во времена массового террора сложно предусмотреть все меры предосторожности. Так произошло и в данном случае. В начале февраля 1943 был проведен обыск у одного из помощников о. Дмитрия. Эсэсовцами была обнаружена записка, написанная женщиной-еврейкой, в которой высказывалась просьба о проведении обряда крещения. След привел к Дмитрию Клепинину, и он был немедленно арестован.

Впоследствии один из свидетелей этих событий протоиерей Сергий Гаккель рассказывал, что о. Дмитрия целых 4 часа допрашивали, требуя рассказать, как он помогал евреям. Тот не стал оправдываться, и гестаповцы даже пообещали ему свободу при условии прекращения дальнейшей помощи евреям. Однако о. Дмитрий не пошел на сговор, заявив, что и в дальнейшем он станет поступать таким же образом.

Избитого, но не сломленного священника определили поначалу в Компьенский лагерь, а после перевезли в лагерь-завод Германии, где в подземных туннелях в невероятно тяжелых условиях заключенные производили оружие для Вермахта. Это был печально знаменитый Дора-Миттельбау. Среди его заключенных находились и выходцы из СССР, с которыми обращались наиболее жестоко. Увидев это, о. Дмитрий немедленно отказался от нашивки француза, заменив ее на советскую.

Несмотря на свое значительно ухудшившееся положение, он старался помочь заключенным. Даже теряя последние силы, священник продуктовые наборы, передаваемые для него с воли, отдавал голодающим пленным. Находясь под стражей в рясе, в которой был в момент ареста, он постоянно подвергался издевательствам охранников, часто избивавших Клепинина. Однако отец Дмитрий не терял бодрости духа, заявляя, что Спаситель терпел и большие муки.

Угасающего священника заключенные попытались спасти, передав прошение начальству перевести больного старика (настолько плохо он к тому моменту выглядел) на более легкую работу. Однако после того как он на вопрос о своем возрасте ответил, что ему 39 лет, о. Дмитрий был оставлен.

Скончался Дмитрий Клепинин 9 февраля 1944 года в казематах лагеря от воспаления легких. Однако понятно, что его истощенный организм просто не выдержал невероятных нагрузок. Последним желанием о. Дмитрия была просьба к надсмотрщику поднять ему руку и перекрестить, ибо сам он этого уже сделать не мог. Тело умершего священника палачи отвезли в концлагерь Бухенвальд и сожгли в крематории.

Был удостоен звания «Праведник мира» от государства Израиль. Имя священника Димитрия Клепинина вписано в мемориал «Яд Вашем» в Иерусалиме.
Автор: Эдуард Блокчейн

Автор: Эдуард Блокчейн
Специально для IsraLove
Категория: Холокост
Дата публикации: 07.12.2017