Стриптиз еврейки, убивший офицера СС
Нажми: 
Стриптиз еврейки, убивший офицера СС
Изображение: архив
Эта женщина своими последними минутами жизни показала, что бороться с врагами надо до последнего, даже когда никаких шансов выжить уже не остается. По крайней мере, это будет сражение за достойную смерть. Именно так поступила молодая еврейская балерина, выросшая в Польше, и привезенная в концентрационный лагерь Освенцим для уничтожения в газовой камере. Имя этой храброй женщины Франциска Манн.

Еще будучи маленькой девочкой, Франциска Розенберг (девичья фамилия балерины) имела большие шансы на успех. Она занималась в частной балетной школе Ирэны Прусики, где ее мастерство оттачивали известные педагоги. Их старания не прошли даром. К окончанию учебного заведения Франциска могла исполнять танцы любого направления: от классики до модерна. В 1939 году она даже приняла участие в Брюссельском международном танцевальном конкурсе, в котором, сумев обойти более сотни других исполнителей, заняла 4 место. Казалось, что перед талантливой девушкой открылись блестящие перспективы. Однако наступил сентябрь, а с ним и Вторая мировая война.

Молниеносно проведенная войсковая операция превратила Польшу из независимого государства в подчиненное Германии генерал-губернаторство. Приход гитлеровцев с их человеконенавистнической идеологией относительно евреев поставила польских представителей этого народа на грань выживания. Те из них, кто не был уничтожен сразу же после прихода немецких войск, был определен в гетто – специально отведенные территории, выход из которых был крайне ограничен, равно как и возможность зарабатывать средства для пропитания. В самую знаменитую из таких польских резерваций – Варшавское гетто – и была определена Франциска, к тому моменту уже вышедшая замуж и носившая фамилию Манн.

Средства на жизнь она зарабатывала, танцуя в театре-кабаре Melody Palace, находившемся на территории гетто. Других возможностей попросту не имела, поэтому делала то, что уже хорошо умела. Однако перспектива медленного угасания в резервации, находясь практически в статусе заключенной, ее не удовлетворяла, и она искала пути для смены положения. И такой шанс, как тогда показалось многим варшавским евреям, появился в 1942. По гетто начали разноситься слухи, что евреи, обладающие паспортом нейтральной страны, смогут выехать из оккупированной Варшавы в другое государство в качестве объектов для обмена на пленных немецких военных.

Люди, искавшие любую возможность, чтобы вырваться из ада варшавской резервации, даже не обратили внимания на то, что эти слухи начали распространяться евреями-коллаборационистами из сотрудничающей с нацистами организации «Жагев». Эти германские пособники, якобы «тайно», разносили данную информацию по территории гетто. Скоро об этом узнали и евреи-подпольщики. Они по своим каналам передали ее дальше в надежде, что мировые сионистские организации смогут помочь несчастным варшавским евреям.

Действительно, базирующиеся в Швейцарии некие еврейские фонды начали отправлять в Варшаву паспорта, большинство из которых принадлежало государствам Южной Америки. Чтобы не вызывать подозрений ни у местных евреев, ни у мирового сообщества, их весной 1943 даже начали выдавать, но не просто так, а за деньги, причем очень большие. На тот момент стоимость спасительного паспорта оценивалась в сумму, эквивалентную современным 20 тыс. американских долларов, что сразу же лишило всяческих шансов на спасение абсолютное большинство жителей гетто.

Увы! Данная схема оказалась циничным обманом. Нацисты рассчитывали не вытащить из плена собственных военных, которых к тому моменту находилось в плену многие сотни тысяч, а банально заработать, попутно выманив немногочисленных евреев, еще скрывающихся в Варшаве вне гетто. К сожалению, выбора у варшавских евреев не было, и в оккупационную администрацию потянулся ручеек людей, несших последние фамильные драгоценности, спрятанные, что называется, «на крайний случай». В числе этих людей оказалась и Франциска Манн. Она, как и многие другие, поверила «тайным» слухам о том, что евреи, которые смогут купить себе дорогостоящий паспорт южноамериканского государства, смогут спастись и выехать из оккупированной нацистами Польши.

Поначалу для Франциски все складывалось довольно хорошо. Ее вместе с другими «счастливыми» обладателями спасительных паспортов поселили в гостинице «Польша», располагавшейся в «арийской» части города. Здесь же находился и штаб некоей организации, основной задачей которой было устройство переезда евреев из Варшавы в ЮАР. На самом деле все это действо было одной из постановок, делать которые немцы могли виртуозно. В середине лета 1943 в гостиницу приехала полиция и отобрала 300 человек. Их отправили во французский город Виттель, где поселили в лагере для интернированных. Целью этого мероприятия действительно оказался возможный обмен на немецких пленных.

Для оставшихся в гостинице людей была приготовлена другая «программа». Им объявили, что их отвезут в другое место – лагерь Бургау, расположенный в Южной Германии. Оттуда их, якобы переправят в нейтральную Швейцарию. Именно в составе этой группы, количество которой составляло 2,5-3 тыс. человек, и находилась Франциска Манн. Всех их отправили на вокзал, где посадили в поезд, который тронулся в долгий и, как оказалось, последний путь. Люди еще не знали, что вместо Южной Германии их везут в лагерь смерти Освенцим, расположенный здесь же, в Польше.

По приезду на конечную станцию евреев встретил Франц Хесслер, представившийся сотрудником Министерства иностранных дел. В действительности же этот тепло улыбавшийся приехавшим людям человек был начальником лагерной охраны. Он объяснил прибывшим на станцию, что для пересечения границы им требуется выполнить некоторые чисто формальные мероприятия, а именно – принять душ и провести дезинфекцию одежды. Здание, в котором находился душ, располагалось неподалеку, поэтому всем пассажирам необходимо было пройти туда, чтобы побыстрее закончить процедуру.

На самом деле здание, называемое душевой, было ничем иным, как газовой камерой. Попав в раздевалку, люди услышали неприятный запах, и слухи о том, что где-то есть место, где травят и сжигают евреев, обрели реальные очертания. Кроме того, сопровождающие их немцы стали совсем не такими вежливыми, как на вокзале. Они прикладами и пинками подгоняли людей побыстрее расставаться с одеждой. Этим они рассеяли последние иллюзии у несчастных. Однако, хотя спасения из создавшейся ситуации явно не было, Франциска Манн не привыкла сдаваться. И она решила использовать последний шанс к сопротивлению.

Эта молодая и красивая женщина, несмотря на требования ускорить процесс раздевания, стала наоборот делать все в замедленном темпе, используя для этого профессиональную грацию балерины. Молодые эсэсовцы, обратив на нее внимание, начали откровенно разглядывать Франциску. Дальше она и вовсе перешла на танец, плавно, одну за другой сбрасывая с себя детали одежды, постепенно приближаясь к охранникам. Подойдя вплотную к одному из них, унтер-офицеру СС Эммериху, она всю свою скопившуюся ненависть вложила в удар туфлей с высоким каблуком по его лицу.


Шокированный нацист потянулся за пистолетом, чтобы пристрелить строптивую еврейку, однако он не рассчитал мгновенной реакции профессиональной балерины. Едва только немцем была раскрыта кобура, женщина выхватила оттуда пистолет и произвела из него несколько выстрелов. Две пули попали в напарника Эммериха Йозефа Шиллингера – охранника лагеря, отличавшегося особой жестокостью и садистскими наклонностями по отношению к заключенным. Еще одна пуля раздробила колено самому Эммериху. Прозвучавшие выстрелы стали сигналом к действию и для остальных женщин в раздевалке. Они мгновенно бросились на дюжих вооруженных охранников, стараясь нанести им максимальные увечья.

Конечно же, грубая мужская сила, помноженная на применение огнестрельного оружия, в этот момент победила. Убитого и раненого охранников, а также их изувеченных напарников удалось вытащить из помещения, а самих женщин изолировать в нем. После этого начальник зондеркоманды приказал расстрелять всех прямо через стены строения, чем подавить стихийно возникший бунт. Приказание было немедленно выполнено. О случившемся происшествии комендант лагеря Рудольф Хесс рапортовал своему начальству. Конкретные же имена героев этого события были озвучены Адольфом Эйхманом, рассказавшим в дальнейшем об этом событии на суде.

Дальнейшие подробности женского бунта на пороге газовой камеры уже не так важны. Главным здесь является то, что хрупкая женщина, балерина из Варшавы, даже не планируя того, стала символом сопротивления абсолютному злу. Всем живым она показала, что даже без шансов выжить, остается последнее сражение – за достойную смерть. И его-то Франциска Манн точно выиграла.
Автор: Эдуард Блокчейн, для IsraLove
Ещё по теме: Освенцим, холокост, балет

avatar


avatar
Проявление высочайшего Духа в хрупкой ,беззащитной,но Чудесной Женщины - пример последующим поколениям!
avatar
Прекрасная статья, прекрасные комментарии. Евреи! Не расчитывайте на помощь других народов и других стран. Да и наши соплеменники показали себя не лучше. Зарабатываюя свою "копейку" лишаются совести и не стыдятся этого. Расчитывайте только на себя. Как ведут себя наши евреи- демократы? А евреи в России? Вот и думайте ...