Восстания евреев в гетто деревни Лахве
Нажми: 
Восстания евреев в гетто деревни Лахве
Изображение: архив
Один из представителей еврейского Сопротивления сам, будучи подростком, пережившим ужасы гетто, сумевшим оттуда бежать, и с 16 лет воевавшим в одном из партизанских отрядов Белоруссии Ицхак Арад, однажды заявил о своих соплеменниках, что они не умирали просто и безропотно. По мере своих сил люди сопротивлялись нацистам, причем часто это происходило без какой-либо помощи извне и при минимуме оружия. И этому человеку можно верить. Одним из случаев отчаянной попытки противостояния стало восстание в белорусской деревне Лахве, в которой нацисты организовали гетто, а в 1942 году попытались его ликвидировать.

Это поселение располагалось в Западной Белоруссии в Лунинецком районе Брестской области. Еще осенью 1939 сюда переселились из оккупированной Польши большое количество еврейских беженцев, что значительно увеличило местную иудейскую диаспору. Летом 1941 войска Красной армии быстро отступили из этого района, и уже 9 июля в село вошли оккупанты. Для евреев начались черные дни.



Сначала нацисты организовали в Лахве полицейский участок, где стали служить местные коллаборационисты. Был назначен и бургомистр поселка, которым стал Алексей Гречко – постоянно пьянствующий садист, любивший издеваться над жителями села, особенно еврейской национальности. Для лучшего управления иудеями оккупанты создали юденрат, руководителем которого поставили Берла Лопатина. Он располагался на улице Школьной в доме Залмана Хейфеца.

Репрессии против евреев начались практически сразу же после утверждения новой власти. Их дома подверглись разграблению полицейскими, забиравшими в первую очередь ценные вещи и домашнюю живность. То, что после этого людям грозило голодное существование, представителей новой власти не волновало в принципе. Следующим шагом стало отделение евреев от белорусов, для чего всем иудеям предписывалось иметь на левой руке белую повязку с нарисованной на ней 6-конечной звездой. Впоследствии произошла их замена на латы желтого цвета, пришитые к груди и спине.

Чтобы исключить малейшую возможность сопротивления властям, в первых числах августа 1941 года оккупанты решили расстрелять всех самых сильных мужчин. Для этого они собрали всех представителей евреев мужского пола, имеющих возраст 14-65 лет, выстроив их на сельской площади. Правда, на этом акция устрашения дала сбой. Поговаривают, что под руководством Берла Лопатина, оставшиеся евреи сумели собрать некоторое количество золотых украшений, спрятанных от полицейских, и передать их офицеру СС, прибывшему руководить расстрелом.

Помимо этого они сумели убедить своих палачей, что живых еврейских мужчин можно использовать на хозяйственных работах, не привлекая для этого немцев и белорусов. Учитывая, что прямого приказа на уничтожение евреев еще не было, жители гетто в Лахве получили временную отсрочку. Правда, их дальнейшее существование сложно назвать счастливым спасением. Мужчин беспощадно терроризировали, за малейшую провинность избивали, заставляли выполнять самые тяжелые и опасные работы, постоянно грозившие увечьями. Однако охранников подобное только забавляло.

Суточная норма питания для узников гетто была определена в 200 граммов хлеба. Поначалу евреи пытались обменивать свои вещи на продукты, однако со временем все запасы довоенных вещей истощились. Угнеталось фашистами и белорусское население, едва сводившее концы с концами. К марту 1942 года для узников сложилась тяжелейшая обстановка. Мало того, что они умирали от голода и болезней, так за попытки убежать им всем грозил расстрел, причем, как самим участникам побега, так и тем, кто их знал.

Понимая, что так долго продолжаться не может, а немцы рано или поздно гетто будут ликвидировать, здесь было организовано несколько подпольных групп. Их руководителями выступили Ицхок Рощин, бывший активистом организации «Бейтар» еще в Польше, и группа его молодых помощников: Ошер и Мойша-Лейба Хейфецы, Арон Ушман и Давид Файнберг.

В апреле положение узников стало отчаянным. Готовясь к ликвидации гетто, оккупационные власти собрали всех лахвинских евреев в центре деревни, разместив свыше 2 тыс. человек в 40-50 домах. Вся эта территория была огорожена, а выход из закрытой зоны происходил по специальному разрешению. Близилась развязка. Подполье начало к ней готовиться. Узники стали заготавливать оружие, чтобы можно было хоть как-то противостоять изуверам. В дело шло все: топоры, ножи и даже заточенные железные прутья. Все прекрасно понимали, что эта схватка станет для абсолютного большинства заключенных последней, но они надеялись, что хоть какому-то количеству евреев удастся вырваться на свободу.

В подготовке и тревожном ожидании прошло лето. 2 сентября 1942 года в гетто проникла весть, что поблизости от села насильно согнанными местными крестьянами были выкопаны ямы. Было понятно, что время ожидания полностью вышло. В гетто было решено совершить восстание. Его руководителями назначили Ицхока Рощина и Берла Лопатина. В ночь на 3 сентября был разработан план восстания и схема действия бойцов Сопротивления. Сигналом к атаке должен был стать поджог нескольких зданий гетто, в том числе юденрата.

Ничего не подозревающие каратели подтянули к месту убийства стандартный набор военных: группу местных полицейских и немецких военных жандармов, а также кавалерийский эскадрон. Всего около 450 человек. У убийц уже давно была разработана схема, согласно которой можно быстро и относительно спокойно расстреливать приговоренных к казни. Однако в данном случае она дала осечку.

Когда полицейские попытались выстроить евреев в колонны, чтобы вывести их к месту расстрела, бойцы подполья подожгли дома. Это послужило сигналом к выступлению. Люди бросились на карателей, пытаясь нейтрализовать их любым доступным способом. Боец Янкель Абрамович ударом топора зарубил жандарма, заполучив в качестве трофея его винтовку. Еще один боец, Мойше Колпанецкий, также сумел уничтожить топором нациста. Дрались и остальные узники гетто.



Опешившие поначалу нацисты вскоре опомнились и открыли ураганный огонь по восставшим. Единичные выстрелы из трофейных винтовок мало помогали против сосредоточенной стрельбы сотен карателей, поэтому вскоре улицы села наполнились телами погибших бойцов. После было подсчитано, что изуверы расстреляли в неравном бою порядка 800 человек. Еще около 600 человек, преимущественно стариков и женщин с маленькими детьми, они захватили в плен, после чего всех до единого расстреляли близ села. Больше всего старались местные полицаи.

Тем не менее, основная задумка восстания была выполнена. В суматохе до 1000 человек сумели прорваться сквозь кольцо окружения и побежать к лесу. Почти половина из них сумела его достичь. Разъяренные оккупанты устроили на них настоящую охоту, назначив награду местным жителям за их поимку – 2 кг сахара за каждого еврея. Благодаря облавам и предательствам около 350 евреев были пойманы и убиты. Но все-таки благодаря помощи местных жителей, которые рискуя собственными жизнями, укрывали несчастных, до 150 человек так и не были найдены.
Автор: Эдуард Блокчейн, для IsraLove
Ещё по теме: восстание евреев, Гетто, 1942

avatar