Ротшильды
Нажми: 
Ротшильды
Я предписываю всем своим дорогим детям жить в полной гармонии, не позволять ослабнуть семейным связям… и да пребудут они и их потомки постоянно в лоне иудейской веры.

Эти слова принадлежат Ансельму Ротшильду, внуку основателя династии Ротшильдов, Майеру. Когда-то Ансельм услышал их от своего отца, а тот - от своего. Преданность семье и вере - главный принцип, который исповедуют Ротшильды вот уже полтора века. Таланты - дело индивидуальное, а успех - дело общее - а это еще один принцип их семьи, который считают залогом финансового преуспевания фамилии.

О Ротшильдах слагают легенды, подозревают в тайных заговорах и секретном владении миром. А все оттого, что они не публичны, никогда не демонстрируют свое богатство, не кичатся им. Ни раньше, ни теперь никто не знает точно, каков объем их капиталов. Но все уверены: Ротшильды имеют самое крупное состояние в мире. Сами Ротшильды никогда не подтверждают и не опровергают такие утверждения. Они молчат, провоцируя еще больший интерес к себе и порождая еще больше слухов.

Красный щит. Начало



Майер Амшель Ротшильд был четвертым сыном в семье ювелира и еврейского менялы Анхеля Мозеса Бауэра. Он родился и вырос в еврейском гетто во Франкфурте-на-Майне.



Это конечно, была не резервация индейцев, но все же гетто, линия оседлости, за которую невозможно было вырваться иудеям. Эта черта оседлости ограничивала не только географические возможности перемещения, но и материальные, финансовые возможности. В гетто можно было стать состоятельным, но никогда - богатым и влиятельным. Да что там говорить, когда даже в терминологии происходило ущемление. В те годы в христианском мире всех, кто давал деньги в долг и выступал посредником между заемщиком и кредитором, называли банкирами. Но если этим же занимался еврей, он был только менялой, и никак по-другому.

Анхель Бауэр был успешным менялой. На двери его конторы красовался красный щит с пятью стрелами, отсылая к библейской истории о последней заповеди отца, попросившего своих сыновей переломить пять стрел вместе. Эту мысль - "сила в единстве" - держал в уме и Бауэр, передавая финансовое наследие своим четырем детям. Все они стали успешными, однако только один из них, Майер, сумел достичь намного большего, чем просто деньги. Благодаря своему уму и способности объединить семью вокруг единой цели, он достиг влияния.

20 лет, с 8-летнего возраста, Майер работал в конторе своего отца, прежде чем не понял: надо вырываться за пределы гетто. Только так возможно достичь настоящего успеха. Своим честным трудом (никакого обмана клиентов за все годы работы) заработав административное звание "честный еврей", Майер получил возможность покинуть гетто. Он принимает решение выехать в Прагу и основать свой банкирский дом там.

С собой он взял не только заработанные в конторе отца деньги, но и "красный щит", сделав его своей новой фамилией. Красный щит по-немецки переводится как Ротшильд. С новым именем Майер Ротшильд решил начать новую жизнь.

Вырастив пятеро сыновей, основатель династии вложил в их головы главную мысль: есть только одна вещь, важнее которой нет ничего на земле, - это семья. Так зарождалась империя.

Семья



Майер Ротшильд первым в мире сообразил, что локальный бизнес внутри страны никогда не достигнет того размаха и влияния, как если это бизнес сделать международной сетью. Он ничего не знал про ООО и ОАО, но начал строить, по сути, международную корпорацию, разослав пятерых своих сыновей в пять крупнейших городов Европы: Лондон, Париж, Вена, Неаполь и Франкфурт-на-Майне.

На деньги отца каждый из сыновей начали возводить собственные финансовые империи, но успехом своим делились друг с другом поровну. Единый финансовый центр, единое ядро. И никаких чужаков. Закрытое финансовое общество под названием "Семья". Благодаря этому принципу сообщающихся сосудов им всегда удавалось удерживать свою финансовую стабильность. Например, во время еврейских погромов во Франкфурте-на-Майне банк Ротшильдов пострадал, а финансовые способности, благодаря братьям, - нет.

До конца XIX века Ротшильды даже детей женили внутри фамилии, - двоюродных, троюродных, - и только в конце позапрошлого века стали разрешать своим детям браки на стороне.

В 1816 году за особые заслуги перед императорским двором (заслуги эти, конечно, финансовые) австрийский император Франц Второй пожаловал Ротшильдам дворянский титул. В список имен, наделенных званием "барон", попали все, кроме Натана Ротшильда, осевшего в Лондоне. Он дворянский титул получил позже и даже стал первым евреем-лордом, окончательно слившись с британской знатью.

Эпоха Наполеоновских войн стала временем финансового расцвета Ротшильдов. Сначала разорялись знатные фамилии Франции, активы которых скупали ставшие к тому времени уже миллионерами знаменитые евреи. Потом разорялись целые государства, влезая в непомерные кредиты на ведение войны. Ротшильды ссудили крупные ссуды на борьбу с Наполеоном Италии, Англии и России. А потом, в счет погашения этих ссуд, стали продавать им же золото, провиант для обеспечения фронта по завышенным ценам. К концу войны с Наполеоном страны, одержавшие победу, задолжали Ротшильдам более 70 миллионов фунтов стерлингов.

Так рос капитал, так росло влияние на политической арене. Однако не только деньги были культом для Ротшильдов. Была и еще одна вещь, преданность которой хранили все без исключения члены семьи. Религия.

Не предавать



Есть только две вещи, которые Ротшильды не предавали никогда - это семья и вера. Евреем быть не просто. Так было всегда. Сейчас, конечно, в меньше степени. Но когда ты живешь в гетто и пытаешься прокормить свою семью, - ты унижен. Когда тебе на грудь нашивают желтые звезды, - ты унижен. Конечно, когда ты еврей и у тебя много денег, с этими проблемами легче справляться, но унижение остается.

Многие евреи ломались под весом обстоятельств и требований тех стран, в которых жили. Но только не Ротшильды. Все они остались преданными своему народу и своей вере.

Характерный случай. Во время Второй мировой один из Ротшильдов с маленькими сыновьями сидел в бомбоубежище в Лондоне, спасаясь от обстрелов вражеской авиации. Его дети плакали, и никак не удавалось успокоить их. У Ротшильда тогда спросили, почему он не вывез свою семью в Соединенные Штаты, подальше от войны, как это сделали многие богатые семьи Лондона? На что тот ответил: "Так мы же - Ротшильды. Сейчас уедем мы, и весь мир возопит, что семь миллионов евреев - предатели".

Они действительно стали иконой мирового еврейства. Они подняли сионизм как флаг, давая финансовые силы этому движению. Но и их финансовая империя вряд ли состоялась бы без сионизма. О чем некоторые из Ротшильдов не стеснялись говорить публично. Свой долг своему народу Ротшильды отдали сполна.

Проект "Еврейское государство"



Далеко не сразу Ротшильды поддержали проект "Еврейское государство". И далеко не все из них. Внутри семьи были опасения, что создание отдельного суверенного государства для евреев может еще более обострить ненависть других народов к евреям.

Но со временем их точка зрения изменилась. Знаменитая Декларация Бальфура была принята во многом благодаря поддержке семьи Ротшильдов. И они включились в финансирование проекта "Еврейское государство". Наиболее активными сторонниками и помощниками в реализации этого плана стали Эдмон-дед и Эдмон-внук.

Эдмон Первый Ротшильд выкупил первые гектары земли в Палестине, где организовал сельскохозяйственные предприятия, на базе которых и начнет потом строиться будущее государство.

В 1887 году Эдмон Ротшильд приехал к стене Плача помолиться. А помолившись, пошел и выкупил всю стену у арабов. Эдмон де Ротшильд считал, что культура и религиозные традиции не менее важны для государства, чем экономика. Они как клей соединяют нацию в единую державу. Вот почему он не жалел денег на это.

Его внук меньше чем через 100 лет, в 60 годы прошлого века продолжил дело Эдмона Первого и стал вкладывать деньги уже в экономику Израиля, построив нефтепровод между Средиземным и Красным морем и начав поставлять нефть в Израиль. Он построил первый в стране химический завод по переработке нефти, а еще вложил капитал в создание государственного банка Израиля.

Эдмон Второй открыл благотворительный фонд «Яд ха-Надив» и через него ежегодно инвестировал десятки миллионов долларов в развитие больниц, строительство синагог, в образование и научные разработки.



Сегодня его дело принял уже Джейкоб Ротшильд, который, как и все в семье Ротшильдов, считает, что помощь своему народу - не меценатство, а привилегия.

А вот в государственные дела, вопреки расхожим мнениям, Ротшильды не вмешиваются, предоставляя право Израилю самостоятельно выстраивать свою внешнюю и внутреннюю политику.

Народ Израиля отдает дать уважения Семье, столько сделавшей для него. Немало улиц городах Израиля носят имена деда и внука Эдмонов Ротшильдов.
Автор: Анна Бок
Cсылки

Автор: Анна Бок
Специально для IsraLove
Категория: История
Дата публикации: 25.04.2017
Тег: РОТШИЛЬДЫ, бизнес