Вера Инбер: «Девушка из Нагасаки»
Нажми: 
Вера Инбер: «Девушка из Нагасаки»
Изображение: архив
На самом деле девушка родилась не в Нагасаки, а в Одессе, в приличной еврейской семье. Отец, Моисей Филиппович Шпенцер, владел типографией, был одним из руководителей научного издательства «Матезис». Мать, Фанни Соломоновна, преподавала русский язык и заведовала казенным еврейским женским училищем.

Их дочь, Вера (1890-1972), еще в гимназии начала писать стихи. Первый сборник вышел когда Вере исполнилось 24 года в Париже в 1914.

Веселая и озорная поэтесса блестяще пишет о парижской моде, в которой она разбиралась не понаслышке после своих путешествий по Европе. Она учила дам одеваться и быть современными. Писала тонкие стихи в стиле акмеистов и забавные куплеты.

Затем она жила в Москве, стала поэтом и журналистом.

Ее известное стихотворение о двоюродном брате своего отца — Льве Давидовиче Троцком (во время учебы в Одессе он жил в их доме):

Ни колебаний. Ни уклона.
Одна лишь дума на челе,
Четыре грозных телефона
Пред ним сияли на столе...


В 1920-е годы баловалась и «экзотическими» стихотворениями:

Как объяснить сей парадокс?
Сам черт тут сломит ножку:
Случилось так, что некий фокс,
Что фокстерьер влюбился в кошку.
И нежно приторен стал фокс,
Он пел, рыдал румынской скрипкой,
Он говорил: «У ваших ног'с
Готов я умереть с улыбкой...


Закончился этот роман так:

И ровно, ровно через год
У них родился фоксокот.


Преступления нацистов вновь заставили Инбер вспомнить о том, то она еврейка. Ещё в двадцатые годы она писала рассказы на еврейские темы, обличала антисемитов и погромщиков. Теперь она приняла участие в составлении «Чёрной книги», рассказывавшей о зверствах фашистов, написала очерк о расправе над евреями Одессы, начала переводить с идиш.

В пролет меж двух больничных корпусов,
В листву, в деревья золотого тона,
В осенний лепет птичьих голосов
Упала утром бомба, весом в тонну.
Упала, не взорвавшись: был металл
Добрей того, кто смерть сюда метал.


Вот еще одно из ранних стихотворений Веры, приводивших в восторг поклонников ее таланта.

Милый, милый Вилли!
Милый Вилли!
Расскажите мне без долгих дум —
вы кого-нибудь любили,
Вилли-Грумм?!
Вилли бросил вожжи...
Кочки...
Кручи...
Кэб перевернулся... сделал бум!
Ах, какой вы скверный,
скверный кучер,
Вилли-Грумм!


В эти же 1920-е годы Вера написала стихи, ставшие популярной по сей день песней, — «Девушка из Нагасаки». Кстати, посвящена она оставшемуся неизвестным Александру Михайлову.



Ее пели и поют известные и не очень исполнители. Ее пел, поет и еще долго будет петь народ.

Оригинальный текст «Девушка из Нагасаки»



Оригинальный текст песни «Девушка из Нагасаки» многократно исправлялся и дополнялся как известными, так и неизвестными «соавторами». В оригинальном тексте всего четыре четверостишия (куплета). Но главное отличие - в начале: «Он юнга…». В этом - изюминка, суть, ведь молодая Вера Инбер писала романтические девические стихи.

Он юнга, его родина — Марсель,
Он обожает пьянку, шум и драки.
Он курит трубку, пьет английский эль
И любит девушку из Нагасаки.

У ней прекрасные зеленые глаза
И шелковая юбка цвета хаки.
И огненную джигу в кабаках
Танцует девушка из Нагасаки.

Янтарь, кораллы, алые как кровь,
И шелковую юбку цвета хаки,
И пылкую горячую любовь
Везет он девушке из Нагасаки.

Приехав, он спешит к ней, чуть дыша,
И узнает, что господин во фраке
Сегодня ночью, накурившись гашиша,
Зарезал девушку из Нагасаки.


Для многих является открытием, что Владимир Высоцкий, который исполнял эту песню, не был её автором.


...Это уже потом юнгу превратили в капитана, господина в джентльмена, у девушки из Нагасаки появились «следы проказы на руках», а «на спине татуированные знаки» и т.д.

А девушка из Одессы превратилась в маститого, советского поэта, орденоносца, лауреата Сталинской премии второй степени Веру Инбер.

Это уже современное исполнение. Поет Джемма Халид.

Редакция: IsraLove
Ещё по теме: евреи-поэты, Вера Инбер

avatar


avatar
Оригинального текста стихотворения "Девушка из Нагасаки" я не нашел в собраниях сочинений Веры Инбер. Но он есть в книжке её стихов "Бренные Слова", изданной в Одессе, в 1922 году на средства автора. Если б здесь была возможность выложить скан страницы, вы бы могли увидеть своими глазами. У меня есть эта книжка, оригинал. Прошу вас поверить мне на слово. Вот текст стихотворения из книжки.

Девушка из Нагасаки.

Он юнга. Родина его Марсель.
Он обожает ссоры, брань и драки.
Он курит трубку, пьет крепчайший эль,
И любит девушку из Нагасаки.

У ней такая маленькая грудь,
На ней татуированные знаки...
Но вот уходит юнга в дальний путь,
Расставшись с девушкой из Нагасаки.

Но и в ночи, когда ревёт гроза,
И лёжа в жаркие часы на баке,
Он вспоминает узкие глаза
И бредит девушкой из Нагасаки.

Янтарь, кораллы красные, как кровь,
И шелковую кофту цвета хаки,
И дикую и нежную любовь
Везет он девушке из Нагасаки.

Приехал он. Спешит, едва дыша,
И узнает, что господин во фраке
Однажды вечером, наевшись гашиша,
Зарезал девушку из Нагасаки.
avatar
Стихотворение "Вилли - грум" тоже несколько иначе в книге. К слову, оно без названия, а только по первой строчке:

Маленький и нежный рот у Вилли.

Маленький и нежный рот у Вилли,
Ясные глаза и быстрый ум,
Куртка с галуном, без дыр и пыли:
Вилли - грум.

С каждым днём глядит он злей и суше,
Он всегда серьёзен и угрюм.
У него породистые уши:
Вилли - грум.

И коснувшись раз его перчатки
Золотисто-желтой, точно Мумм,
Я ему сказала очень сладко:
Вилли - грум!

Милый Вилли, милый, милый Вилли,
Отвечайте мне без долгих дум,
Вы кого-нибудь когда-нибудь любили,
Вилли - грум?

Вы совсем не смотрите на даму,
На её причёску и костюм.
Гляньте-ка в глаза мне, Вилли, прямо,
Вилли - грум.

Вы всегда сидите с кислой миной,
Морщитесь на самый лёгкий шум,
Разве не пора вам стать мущиной,
Вилли - грум?

Вилли бросил возжи. Кочки... Кручи...
Кэб перевернулся... Сделал: бум!..
Ах какой вы скверный-скверный кучер,
Вилли - грум!

Октябрь 1917 г. Москва.

Дальше на странице карандашом написано
"Итти к В И.", наверно, имелась ввиду сама Вера Инбер.
А по многим строчкам есть карандашные вставки, поправки. Может быть, кто-то подправлял стихотворение под себя, под песню? Может быть, это был Вертинский? Он часто вносил изменения в авторские тексты. А впрочем, видны явные несоответствия в почерках.
И да, положение последних строчек в четверостишьях - именно такое.