Вера Инбер: «Девушка из Нагасаки»
Нажми: 
Вера Инбер: «Девушка из Нагасаки»
Изображение: архив
На самом деле девушка родилась не в Нагасаки, а в Одессе, в приличной еврейской семье. Отец, Моисей Филиппович Шпенцер, владел типографией, был одним из руководителей научного издательства «Матезис». Мать, Фанни Соломоновна, преподавала русский язык и заведовала казенным еврейским женским училищем.

Их дочь, Вера (1890-1972), еще в гимназии начала писать стихи. Первый сборник вышел когда Вере исполнилось 24 года в Париже в 1914.

Веселая и озорная поэтесса блестяще пишет о парижской моде, в которой она разбиралась не понаслышке после своих путешествий по Европе. Она учила дам одеваться и быть современными. Писала тонкие стихи в стиле акмеистов и забавные куплеты.

Затем она жила в Москве, стала поэтом и журналистом.

Ее известное стихотворение о двоюродном брате своего отца — Льве Давидовиче Троцком (во время учебы в Одессе он жил в их доме):

Ни колебаний. Ни уклона.
Одна лишь дума на челе,
Четыре грозных телефона
Пред ним сияли на столе...


В 1920-е годы баловалась и «экзотическими» стихотворениями:

Как объяснить сей парадокс?
Сам черт тут сломит ножку:
Случилось так, что некий фокс,
Что фокстерьер влюбился в кошку.
И нежно приторен стал фокс,
Он пел, рыдал румынской скрипкой,
Он говорил: «У ваших ног'с
Готов я умереть с улыбкой...


Закончился этот роман так:

И ровно, ровно через год
У них родился фоксокот.


Преступления нацистов вновь заставили Инбер вспомнить о том, то она еврейка. Ещё в двадцатые годы она писала рассказы на еврейские темы, обличала антисемитов и погромщиков. Теперь она приняла участие в составлении «Чёрной книги», рассказывавшей о зверствах фашистов, написала очерк о расправе над евреями Одессы, начала переводить с идиш.

В пролет меж двух больничных корпусов,
В листву, в деревья золотого тона,
В осенний лепет птичьих голосов
Упала утром бомба, весом в тонну.
Упала, не взорвавшись: был металл
Добрей того, кто смерть сюда метал.


Вот еще одно из ранних стихотворений Веры, приводивших в восторг поклонников ее таланта.

Милый, милый Вилли!
Милый Вилли!
Расскажите мне без долгих дум —
вы кого-нибудь любили,
Вилли-Грумм?!
Вилли бросил вожжи...
Кочки...
Кручи...
Кэб перевернулся... сделал бум!
Ах, какой вы скверный,
скверный кучер,
Вилли-Грумм!


В эти же 1920-е годы Вера написала стихи, ставшие популярной по сей день песней, — «Девушка из Нагасаки». Кстати, посвящена она оставшемуся неизвестным Александру Михайлову. Ее пели и поют известные и не очень исполнители. Ее пел, поет и еще долго будет петь народ.



Для многих является открытием, что Владимир Высоцкий, который исполнял эту песню, не был её автором.

Оригинальный текст «Девушка из Нагасаки»

Он юнга, его родина — Марсель,
Он обожает пьянку, шум и драки.
Он курит трубку, пьет английский эль
И любит девушку из Нагасаки.

У ней прекрасные зеленые глаза
И шелковая юбка цвета хаки.
И огненную джигу в кабаках
Танцует девушка из Нагасаки.

Янтарь, кораллы, алые как кровь,
И шелковую юбку цвета хаки,
И пылкую горячую любовь
Везет он девушке из Нагасаки.

Приехав, он спешит к ней, чуть дыша,
И узнает, что господин во фраке
Сегодня ночью, накурившись гашиша,
Зарезал девушку из Нагасаки.


...Это уже потом юнгу превратили в капитана, господина в джентльмена, у девушки из Нагасаки появились «следы проказы на руках», а «на спине татуированные знаки» и т. д.

А девушка из Одессы превратилась в маститого, советского поэта, орденоносца, лауреата Сталинской премии второй степени Веру Инбер.
Редакция: IsraLove
Ещё по теме: евреи-поэты, Вера Инбер

avatar