Лайнер «Сент-Луис»: Билет ценою в жизнь
Нажми: 
Лайнер «Сент-Луис»: Билет ценою в жизнь
Изображение: архив
После того, как этот рейс был закончен, высшее руководство гитлеровской Германии окончательно убедилось в том, что проживающие на ее территории евреи никому не нужны. Их судьба оказалась не интересна ни одной другой стране мира. Даже в США, являвшейся главной надеждой евреев, они не были приняты. Этот беспримерный 40-дневный рейс круизного лайнера «Сент-Луис» за неудачную попытку более чем 900 германских евреев избежать нацистского преследования путем выезда на Кубу с использованием туристических виз получил название «Плавание обреченных». Теперь у нацистов руки были окончательно развязаны, и в Третьем рейхе началась подготовка к окончательному решению еврейского вопроса.

Предыстория событий заключалась в следующем. В ноябре 1938 по Германии прокатилась волна еврейских погромов, названная «Хрустальной ночью». После этого даже самый далекий от политики еврей понял, что в данной стране для них существует только одна перспектива: попасть под репрессии и погибнуть. Выходом была только эмиграция в любую из стран, которая согласилась бы принять на своей территории еврейских граждан. Из Германии потянулись ручейки репатриантов, искавших защиту и кров в соседних государствах. Одной из таких попыток найти спасение стало знаменитое «Плавание обреченных» – неудачная попытка евреев из Германии избежать репрессий на своей родине.



Люди, желавшие эмигрировать в США, из-за ограничения по ежегодным иммиграционным квотам, вынуждены были предварительно записываться в листах ожидания, и получали возможность выехать туда в порядке очереди. К сожалению, обстановка в стране накалялась все сильнее, и каждый день дополнительного ожидания у евреев мог оказаться последним в их жизни. Чтобы избежать подобной участи, они находили различные обходные пути, дабы пробыть этот период времени в безопасном нейтральном государстве. Одним из них стала Куба, куда можно было приобрести туристическую визу.

Несчастным людям было невдомек, что в этой стране экономика находилась в упадке. Само же государство наводнено германскими агентами, провоцировавшими у кубинцев ксенофобские настроения. Да и собственно продажа туристических виз на остров была мошеннической операцией руководителя кубинского иммиграционного управления Мануэля Бенитеса. Этот чиновник, обозначив простые туристические визы как вид на жительство, в разы увеличил на них стоимость. Президент Кубы Федерико Ларедо Брю, узнав об этих махинациях, издал указ, отменяющий действие этих виз, однако людей, купивших путевки, об этом никто не предупредил.

В свою очередь, в Германии к рейсу на Кубу готовился круизный лайнер «Сент-Луис». К моменту его отплытия билеты на корабль уже приобрели 930 пассажиров. Почти все они были евреями, ожидавшими разрешения выехать в США. Старшим на корабле был Густав Шредер – единственный на тот момент времени капитан судна, не бывший членом НСДАП. Перед посадкой людей на борт судна он предупредил команду о том, чтобы она относилась к своим клиентам в высшей степени достойно. И хотя часть членов экипажа и симпатизировала нацистам, противиться воле капитана не осмелилась.

13 мая 1939 года судно из Гамбурга отправилось в путь. Однако уже через несколько часов плавания Шредер получил радиограмму из штаб-квартиры компании странного содержания. В ней говорилось о том, что на Кубу этим же курсом движутся еще два корабля – британский и французский, поэтому «Сент-Луис» должен держать максимальную скорость, дабы опередить их. Капитан, почувствовавший пока еще невидимую угрозу, готов был развернуть судно обратно. Однако он понимал, что пассажиры вновь вернулись бы в Германию, где неминуемо подверглись бы репрессиям. Лайнер дал полный ход, и не снижал его практически до самой Кубы, сделав короткую остановку в океане для похорон одного из умерших.



Попутно, втайне от всех, капитан решил найти среди пассажиров грамотных людей, с которыми он мог бы посоветоваться в сложные моменты, организовав из них этакий «пассажирский комитет». Он отыскал двух достойных людей: адвоката Йосефа Йосефа, ставшего председателем комитета, и доктора Фрица Спэниера.

На Кубе же в это время ситуация кардинально менялась. Министру иммиграции от имени президента страны было заявлено, что все туристические визы, имеющиеся на руках у евреев, еще не успевших поселиться на острове, объявляются недействительными, и люди с корабля «Сент-Луис» не имеют права сойти на берег. Однако мошенник министр, уже получивший свои полмиллиона долларов, передал по цепочке в директорат пароходства Гамбург-Америка, что ситуация под контролем, и людям, находящимся на «Сент-Луисе», волноваться не о чем.



Но в пароходстве почувствовали неладное и предупредили Шредера о том, что пассажирам корабля, возможно, будет запрещено сойти на берег, однако вопрос решается, поэтому кораблю требуется сохранять прежний курс и скорость. Полученная радиограмма послужила причиной созыва первого заседания комитета. И на нем Шредер заявил, что он сделает все от него зависящее, чтобы его пассажиры не вернулись обратно в Германию.

Следующая радиограмма, полученная на корабле непосредственно перед прибытием в Гавану, гласила, что «Сент-Луису» запрещается подходить к причалу, а следует остановиться на рейде. На рассвете 27 мая 1939 года лайнер подошел к Гаване, остановившись в порту на рейде. Все пассажиры в надежде на счастливое окончание злоключений, высыпали на палубу, чтобы рассмотреть встречающих и увидеть достопримечательности города. Однако разрешения сойти на берег с лайнера не получил никто, хотя с пришедшей спустя несколько часов британской «Ордуны» немедленно разрешили сойти всем пассажирам.



Вокруг корабля немедленно закипели страсти: заинтересованными сторонами проводились интенсивные переговоры и консультации, на борт поднимались таможенники и полиция, отправлялись и принимались радиограммы и телефонные звонки. Однако люди оставались на борту судна. Никто из непосвященных не понимал, что происходит, и у пассажиров начали сдавать нервы. 30-го числа у Макса Лева случился нервный срыв. Не выдержав напряжения, он перерезал себе вены, после чего бросился с борта в море. И даже находясь в воде, он не давал себя спасать. Тем не менее, его выловили и отправили в больницу. До некоторой степени этот случай повлиял на портовые власти. Часть пассажиров была отпущена на берег. Это были люди с правильно оформленными документами, выданные не по мошеннической схеме министра-коррупционера, и несчастный Макс Лев, лежавший на тот момент в больнице. Для остальных дорога на Кубу так и осталась закрытой. А уже 1 июня положение корабля усугубилось еще больше. Судну было приказано покинуть под угрозой военного воздействия территориальные воды Кубы, даже не дав ему пополнить запасы воды и продовольствия.

Утром 2 июня «Сент-Луис» покинул негостеприимный остров и начал бороздить море неподалеку от побережья. Шредер все еще надеялся, что с руководством страны удастся договориться, тем более что туда уже прибыл посланник от американского отдела «Джойнт» – организации еврейских общин, привезший с собой целый чемодан наличности. Параллельно в США на имя Рузвельта была послана радиограмма с просьбой о срочной помощи в разрешении конфликта. Однако президент, у которого были свои проблемы с Конгрессом, на просьбу не ответил, а вместо этого к лайнеру подошли американские корабли береговой охраны, которые начали сопровождать «Сент-Луис», не давая ему приближаться к своему побережью.

Не увенчалась успехом и попытка договориться с властями Доминиканской республики, а также правительством Канады. До 6 июня лайнер кружил у берегов Кубы в тщетной надежде на помощь. Только не дождавшись ее, Шредер лег на обратный курс к Европе. Положение у людей на борту было отчаянным: они понимали, что по возвращении в Германию, неминуемо угодят в концентрационные лагеря, где будут уничтожены. Но капитан Шредер, верный своему слову, сделать все, что в его силах, дабы не допустить подобного развития событий, уже разработал собственный план.

Во-первых, с борта корабля премьер-министру Великобритании Чемберлену была послана радиограмма с просьбой о помощи. Если же таковой не последует, им прорабатывалась совсем уж радикальная идея: умышленно посадить судно на мель близ мыса Бичи-Хед у южного побережья Англии, поджечь его, а пассажиров эвакуировать на берег. В подробности этого плана он посвятил только четверых человек, умевших хранить тайну. Однако до этого, к счастью, не дошло.



Спустя почти месяц после начала плавания, зашевелились различные бюро международной организации «Джойнт». Ее американский представитель связался с председателем бельгийского комитета, после чего тот обратился к министру юстиции и премьер-министру страны. Часа не потребовалось, чтобы решить проблему, над которой «бились» неделями чиновники США и Кубы. Бельгия устами ее короля Леопольда III и премьер-министра согласилась принять у себя 200 пассажиров со злополучного корабля. Немедленно откликнулись Великобритания, Франция и Голландия. Они разобрали себе оставшихся пассажиров.

17 июня, намотав 10 тыс. морских миль, лайнер «Сент-Луис» прибыл в порт Антверпена. На борт корабля поднялись представители четырех государств, согласившихся помочь репатриантам и Моррис Тропер, американец, представлявший «Джойнт». Все пассажиры, согласно оговоренным квотам были отправлены по странам, согласившимся их принять, а лайнер отправился в порт приписки – в родной для него Гамбург. Так завершилась драматическая история по эвакуации из Германии более чем 900 евреев. Благополучной ее можно считать только относительно, ведь спустя всего 2,5 месяца началась Вторая мировая война, во время которой часть из этих эмигрантов все равно попали под молох Холокоста и погибли.
Автор: Эдуард Блокчейн, для IsraLove
Ещё по теме: Сент-Луис, еврейская история