Реня Шпигель «Я так мало пожила…»
Нажми: 
Реня Шпигель «Я так мало пожила…»
Изображение: архив
Этой еврейской девочке, жившей в Польше, было всего лишь 15, когда она начала вести дневник, куда записывала не только события, но и свои мысли и чувства. Шел 1939 – год начала Второй мировой войны. Тогда жизнь многих, и Реня Шпигель не была исключением, драматически изменилась.

В тот период, когда начались военные действия, девочка вместе с дедушкой и бабушкой оказалась в Перемышле – городке, расположенном в юго-восточной части Польши, а ее мать и сестричка – в Варшаве. Рене не суждено было их увидеть.



В дневнике с болью и горечью она писала о погромах, убийствах, смерти, крови, которой была пропитана земля. Она просила Бога помочь ей и близким людям. Без слез невозможно читать строки, где она пишет о том, как хочет жить, как боится смерти, понимает, что все вокруг такое маленькое и неважное, ведь в любой момент человеческая жизнь может оборваться. Тогда, в начале лета 1942 года, девочка-подросток не знала, что ей осталось дышать, думать, любить всего 2 месяца.



В начале войны вместе с иными людьми еврейской национальности Реню Шпигель загнали в гетто. Боль, переживания, горечь разлуки, беспокойство о родных занимали все ее мысли. Однако и здесь нашлось место светлому чувству первой любви, которое девочка испытала к юноше Зигмусу Шварцеру. Кстати, именно ему человечество обязано тем, что проникновенные слова юной еврейки дошли до нынешнего времени.


В дневниковых записях от 20 июня 1941 рассказывается о первом поцелуе и чувствах Рени, от которых ее буквально «всю трясло». На следующий день она пишет о любви к этим зеленым глазам и втором поцелуе. А спустя пять дней в ее словах снова боль, страх теперь уже от начала войны между Германией и Советским Союзом.

Девочка пишет об отступлении немцев, о нескольких жутких днях, которые провела в подвале, умоляет Бога вернуть любимую мамочку и спасти оставшихся и убежавших из города людей.



Через несколько дней нацисты снова появились в Перемышле. Они потребовали от евреев ношения специальных повязок. Евреи оказались изгоями, жившими в постоянном страхе. В дневнике девочки зафиксированы события того жуткого периода с погромами, убийствами, без которых не обходился ни один день, казнями, дыханием близкой смерти, душевной тревогой за себя и близких людей.

В 1942 порядка 20 тысяч евреев отправили в отдаленное гетто. Ходили слухи о том, что выбраться оттуда живым никому не удастся. Территория круглые сутки охранялась немцами. Жизнью это назвать было невозможно, скорее, кошмарным существованием с постоянной нехваткой пищи, отсутствием элементарных удобств. Только встречи двух любящих сердец, Рени и Зигмуса, становились светлыми мгновениями их жизней.



Коренное изменение ситуации в гетто произошло в июле 1942. Тогда немцы, ссылаясь на обеспечение безопасности заключенных, затребовали у них выкуп. Тех же, кто не имели возможности заплатить, фашисты пригрозили отправить в концлагерь. Зигмус был решительно настроен на побег. Вместе с ним из гетто должны были спастись бегством любимая и его родители. Последняя дневниковая запись датирована 31 июля. Она принадлежала уже не Рени, а Зигмусу. В ней сообщалось, что день назад, вечером в 22 часа 30 минут три выстрела унесли жизни самых дорогих для молодого человека людей. Он в отчаянии пишет, что его жизнь завершилась. Последняя глава в дневнике его дорогой Ренуси, которой только-только исполнилось 18, закончилась.

Зигмусу удалось выжить в этой страшной войне. Его после неудачного побега отправили в Освенцим. Там он стал пациентом печально известного «Ангела смерти» – доктора Йозефа Менгеле, получавшего садистское удовольствие от мучений людей разного возраста, над которыми он проводил жуткие опыты. Но и в столь кошмарных условиях Зигмусу удалось остаться в живых. После войны он отправился в США, где в Нью-Йорке решил начать новую жизнь. Выжили в кровавой мясорубке и Роза, мать Рени, и Ариана, ее сестра. Они поменяли имена, однако Зигмусу каким-то чудом удалось отыскать их. Он считал своим долгом отдать родным дневник их самого близкого человека.



Однако эти записи не были тогда прочитаны ни матерью, ни сестрой. Они решили не ворошить те горестные воспоминания, которые жили в глубине их сердец. Слишком много боли было испытано. Дневник положили в депозитную ячейку банка, где он пробыл долгие годы. Лишь спустя шесть десятилетий Ариана поведала о нем собственной дочери Александре, которая и уговорила маму отдать ей дневник. Он был забран из банка. В 2014 Александра, которая проживала в Соединенных Штатах, отдала дневник своей тети одному польскому студенту для перевода.



И вот сейчас эти дневниковые записи, в первый раз целиком опубликованные на английском языке, стали доступны широкому кругу читателей. В предисловии к книге написано, что, без сомнения, читатели будут проводить параллели дневника Рени и подобных жизненных записей, сделанных Анной Франк. Можно заметить, что Реня была несколько старше и наблюдательнее Анны. Ее рассказы о событиях перемежены стихотворными строками. Кроме того, девушка проживала в городе, а не пребывала в изоляции.

Изложение страшных событий Холокоста из уст очевидца, испытавшего на себе все ужасы того времени, напоминает ныне живущим людям о миллионах невинно убиенных представителях еврейского народа и их драматических историях.
Автор: Анна Бок, для IsraLove
Ещё по теме: Реня Шпигель, холокост

avatar


avatar
всякий раз, читая подобньіе воспоминания , я леденею от ужаса и не могу понять КАК люди могли вьідержать єту нечеловеческую жизнь ???! сердце сжимаетя от боли ...
до каких же пор ?!
низко склоняю голову перед еврейским народом в скорби и непонимании...