Идеолог итальянского фашизма
Нажми: 
Идеолог итальянского фашизма
Имя Маргариты Царфати известно не многим, хотя эта женщина вполне могла бы претендовать на славу, подобную Еве Браун. Еврейка, ставшая идеологом итальянского фашизма, любовница и соратница Муссолини. Этот факт был неприятен евреям, пережившим Катастрофу. Он был неудобен и сторонникам Муссолини – ну как же, фашист, расист, а имел в любовницах еврейку. Оттого история Гиты Царфати больше известна историкам, а не широкому кругу людей. Память о женщине, ставшей рупором идеологии фашизма, вытраливалась из сознания итальянцев. Потомки Маргариты Царфати тоже пытались задвинуть подальше неудобные эпизоды биографии своей родственницы, выставляя ее исключительно в роли знатока искусств.

Тем не менее, правда все равно пробивает дорогу. И в последнее время в обществе появляется все больше поводов для того, чтобы публично обсудить роль Маргариты Царфати в установлении власти фашиста Муссолини. Например, после выхода книги Фабер «Итальянские ночи», или после публикации серии интервью с внучкой Маргариты Царфати, Ипполитой Гитани, которая создала в своей квартире в Риме мини-музей своей бабушки.

Новую волну дискуссии разожгло интервью с Ипполитой, которая взяла израильская журналистка Сабина Меана. 66-летняя Гитани разоткровенничалась настолько, что начала говорить вещи, во многом провокационные. Например, что если бы Гитлер в качестве объекта расовых гонений выбрал не евреев, а азиатов, то все евреи стали бы, как один, фашистами. Что еврейские районы в Риме и сегодня не лучшее место для африканцев. И что идеология фашизма на самом деле очень подходит для итальянцев, просто не надо было Муссолини связываться с Гитлером.

Вопрос раскаяния никогда не был номером первым в повестке дня Маргариты Царфати. И очень похоже, что ее потомки разделяют такую позицию.

Родом из детства



Эта расхожая фраза «все мы родом из детства» на самом деле не очень подходит Маргарите Царфати. Потому что ее детство и ее дальнейший выбор жизненного пути разительно отличаются друг от друга.

Маргарита, в девичестве Грассини, родилась 8 апреля 1880 года в очень богатой еврейско-католической семье в Венеции. Ее отец Амедео Грассини имел рыцарское звание, которое получил за свой вклад в дело государственного строительства Италии. Он был одним из самых известных юристов-государственников, лучшим выпускником Падуанского университета. В жены выбрал католичку, Эмми Леви.

Связи Грассини простирались в высшие слои итальянского общества вплоть до Ватикана. Он очень дружил со священником Джузеппе Сарто, который стал Папой Римским.

Маргарита была четвертым ребенком в семье. Она ни в чем не знала отказа. И уже в 14 лет начала принимать участие в аукционах по продаже исторических и культурных ценностей, собирая личную коллекцию антиквариата.

Гита очень хорошо училась, увлекалась изучением иностранных языков, истории и политологии и обещала сделать прекрасную карьеру. Однако в 1898 году она решила выйти замуж за Чезаре Царфати. Семья Маргариты была категорически против этого брака. Чезаре был социалистом, а семья Маргариты эту идеологию не разделяла. Несмотря на то, что избранник Гиты также был юристом, занимался адвокатской деятельностью, родители были против этого союза. Но Марго это не остановило. Она идет наперекор родителям и активно вовлекается в политическую деятельность.

Из Венеции Царфати переезжают в Милан и оседают там. У пары рождается сначала сын Роберто, затем второй сын Амадео и дочь Пиметта.

В Милане Чезаре Царфати делает успешную политическую карьеру, становится главой муниципалитета. А Маргарита начинает заниматься журналистикой, став корреспондентом социалистической газеты «Аванти».

С началом Первой мировой войны Царфати идут на разрыв с социалистической партией. Они выступали за участие Италии в войне, в отличие от пацифистских взглядов большинства других социалистов. На фронтах Первой мировой погибает старший сын Роберто. И с этого времени взгляды Гиты Царфати уходят резко влево. Еще до знакомства с Муссолини она пишет ряд статей, в которых проявляет свое резкое неприятие выходцев из Азии и Африки, называя их людьми второго сорта.

Так что к моменту знакомства с лидером итальянских фашистов Царфати уже была близка к идеям фашизма.

Встреча с Муссолини



Маргарита Царфати познакомилась с Муссолини в 1912 году. Она работала уже в «Аванти», когда Бенито назначили главным редактором этой газеты. Он на тот момент имел семью и детей, тем не менее, очень увлекался женщинами. Вообще был чрезвычайно харизматичным и умел увлекать людей своими идеями.

Знакомство с Гитой, которая была старше Муссолини на 3 года, произвело на Бенито сильное впечатление. Царфати умела быть убедительной в споре, зажигала своими идеями. «Чувства Бенито к этой еврейке были очень глубокими… Она изменила его характер и психологически, и эмоционально», - говорила о связи Муссолини и Царфати сестра будущего диктатора Эдвиге.

Их отношения, которые длились целых 20 лет, нельзя было назвать простыми. Царфати не хотела его делить ни с кем, а Муссолини не спешил отказываться от своих многочисленных связей. Кроме того, каждый из них пытался сохранить и свои официальные семьи.

Все изменил 1922 год. Бенито Муссолини задумал свой поход на Рим. И в этом деле Царфати стала не просто любовницей, а соратником и партнером. Весь план похода разрабатывался в ее доме в пригородах Милана. Она была идеологом похода и участвовала в разработке стратегии. С этого времени они уже не скрывали своих отношений ни от кого.

Свою семью Муссолини отправил на север страны. Чезаре Царфати оставался в Милане, но тоже имел связь на стороне. Через два года он умер в результате болезни, и Маргарита уже всецело отдалась Муссолини, переехав в Рим и став неофициальной королевой Бенито.

Не зря именно ее называют еврейской матерью итальянского фашизма. Обладая хорошим слогом, именно она разрабатывала многие программные документы партии. Написала биографию Муссолини, которая была переведена на многие языки мира и разошлась миллионными тиражами. После выхода этой книги, о Муссолини заговорили во всем мире. Он стал знаменит.

Путь от социализма к фашизму на самом деле проделали не только Царфати с Муссолини, но и целое поколение итальянцев, считает доктор истории Симона Урсо, исследовавшая биографию Гиты Царфати. Очень многие в Италии, в том числе и евреи, считали, что только фашизм способен привести страну к новому возрождению. Так что, на самом деле, не стоит слишком ужасаться тому, что еврейка стала идеологом фашизма, считает историк. В то время это было распространенное явление.

Личная трагедия Царфати не в Катастрофе, к которой эта идеология привела. Маргарита считала своей личной трагедией предательство, как она считала, Муссолини. Причем не только ее лично, но и идею, которой они служили.

В конце 30-х годов, когда Маргарита в силу возраста стала дурнеть, у Муссолини появились другие пассии. И окружение диктатора не преминуло этим воспользоваться, чтобы отстранить от власти и влияния на Бенито еврейку. Они стали просить Муссолини вернуть в Рим его семью. И, в конце концов, он уступил. Это было началом конца. Отказавшись от связей с еврейкой, в 1938 году Муссолини по требованию Гитлера ввел в Италии расистские законы, и Гита, бывшая фаворитка диктатора, потеряла возможность публиковаться, даже на отвлеченные темы искусства. Вскоре она получила от родственников предупреждение: за тобой следят. И, экстренно собравшись, выехала во Францию. Она хотела убраться еще дальше, в США, но из этого ничего не вышло. И убегая от фашизма, идеологом которого сама и была, она поселилась в Аргентине, вернувшись в Италию только в 1947 году, после освобождения.

Все это время она была очень опасна для Муссолини. Маргарита многое знала и многое могла рассказать о нем. Но она молчала, понимая, что такова цена за безопасность ее дочери, которая оставалась в Италии.

Раскаяние



Раскаивалась ли Царфати в том, что натворила? Чувствовала ли свою ответственность за гибель в нацистском концлагере своей сестры Нелли, за гибель миллионов евреев? Это самый важный вопрос, ответ на который Гита Царфати унесла с собой в могилу.

Но, по словам ее внучки, то, что переживала ее бабушка, трудно назвать чувством ответственности за эти смерти или раскаянием. Скорее, она продолжала верить в свою идею и считала, что виноват не фашизм, а Муссолини, который предал идею, вступив в союз с Гитлером и выбрав именно евреев в качестве объекта для очищения нации, а не какую-нибудь другую народность. Похоже, ей претил антисемитизм, но не расизм как таковой.
Автор: Анна Бок

Автор: Анна Бок
Специально для IsraLove
Категория: История
Дата публикации: 25.07.2017
Тег: Фашизм