Почему я не верю в холокост?
Нажми: 
Почему я не верю в холокост?
Верить — значит отказаться понимать. [Поль Бурже]

Недавно наткнулся на статью, которая начинается так:

Я перестал верить в холокост из-за того что сочинители этого мифа считают меня идиотом, постоянно пытаясь выдать за правду несуществующие и невероятные факты.

Что ж, я могу засвидетельствовать «несуществующие и невероятные факты».

Моя мать бежала в первые же дни ВО Войны из Станислава (Ивано-Франковска) со своим старшим сыном. В 1945 году она вернулась после эвакуации во Львов, где до войны жили все её родственники, в том числе мать, три брата и сестра. Их там не было. Если верить соседям, всех их убили украинские националисты ещё до прихода германских оккупантов. Кстати, старший брат матери вернулся в 1938 году из Палестины. Он был напуган восстанием палестинцев и решил, что Польша – более надёжное место для евреев. Через три года его убили украинцы, вместе с женой и детьми.

Никто из близких и дальних родственников матери не выжил во время Холокоста. Дом, где жили её мать и сестра, был разграблен и полуразрушен. Одинокая женщина с сыном 16-ти лет не смогла его восстановить и поехала в Ивано-Франковск. Там она обнаружила своего пропавшего мужа-поляка с новой женой.

Туда же, в Ивано-Франковск, вернулся после фронта и мой отец с тремя детьми, которых он нашёл в эвакуации в Узбекистане (в то время беженцев называли «эвакуированными»). Мать этих детей умерла от тифа там же, в Узбекистане. Кстати, моя мать тоже болела тифом во время эвакуации в Узбекистане, но выжила.

Вернувшись в Станислав, отец узнал от соседей, что его отца (моего деда) убили тоже украинские националисты, и вот при каких обстоятельствах. Ещё до прихода немцев к деду и бабушке прибыли вооружённые люди, националисты (неизвестно, из какой группировки) и потребовали выдать им двух сыновей и дочь, которые были коммунистами, известными в городе. Дед ответил, что все уже эвакуировались, остались лишь они, старики. Тогда его с женой выволокли из квартиры на улицу и натравили на него собак. Собаки разорвали его живьём, на глазах у бабушки. Дед погиб на месте, а бабушка сошла с ума и погибла позже, когда ликвидировали гетто Станислава.

В 1989 году мой сосед, который работал телефонистом, рассказал, что незадолго до нашей беседы он участвовал в прокладке подземной телефонной линии на улице Московской, где во время войны находилось гетто. Неожиданно, во рве были вскрыты сгнившие останки людей в одежде. Следователи установили, по остаткам одежды, документов и людей, что это евреи, погибшие в годы войны.

Мой друг, историк Виктор Колесник, провёл исследование документов, сохранившихся от немецких оккупантов в архиве Львова. Согласно полученным цифрам, за годы немецкой оккупации в Станиславе (Ивано-Франковске) немцами было убито 230 тысяч людей, из них 214 тысяч евреев. Те евреи, которых убили украинцы без помощи нацистов, не вошли в эту бухгалтерию.

А вот, для равновесия, ещё одно свидетельство. Перед очередной ликвидацией в гетто Станислава друг моего отца (его фамилия была Дрешер) приказал своему двенадцатилетнему сыну Менахему бежать из гетто куда глаза глядят, и чтобы он говорил людям, что он украинец. Мальчик дошёл до села в десяти километрах от Станислава, и там его взяла в семью сердобольная женщина без мужа, у которой были маленькие дети. Менахем жил у неё до прихода Красной армии. Никто его не выдал ни украинским националистам, ни немцам. Все его родные, в том числе и отец, были убиты в гетто Станислава. С 1949 года Менахем жил в Израиле. Я познакомился с ним в 1991 году. В 1992-м он приехал в Ивано-франковск и нашёл свою приёмную семью. Приёмная мать к тому времени умерла, зато жив был его приёмный брат, с которым Менахем поддерживал отношения до самой своей смерти.

Цифра 6 миллионов уничтоженных евреев Европы базируется на статистических данных европейских стран, включая СССР. Такова «убыль» еврейского населения этих стран за годы Холокоста. На самом деле цифра больше, 6,5 миллиона, но подсчитано, что полмиллиона евреев успели бежать в неоккупированные страны и территории. Хотя и беженцы выжили не все, но это уже «мелочь», которая меркнет перед лицом Большой Бойни. Среди бежавших и выживших – Альберт Эйнштейн, бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, Менахем Бегун (Бегин), один юрист (папа Жириновского), Вольф Мессинг, Эдди Рознер, папа Владимира Познера и т.д.

Есть ещё одна цифра, которая ускользнула из статистики. Речь идёт о бывших евреях, которые успели поменять национальность до Второй мировой войны. Похоже, многие евреи, как и не-евреи, чувствовали приближение бойни, и на всякий случай поменяли запись в графе «национальность».

Я столкнулся с несколькими такими случаями. Например, подруга моей покойной матери, по фамилии Врублевская, по паспорту полячка, а на самом деле, как выяснилось, была еврейкой. Ещё один случай: пожилая женщина по фамилии Штрах, с которой я познакомился уже в Израиле. Она написала небольшую книгу о том, как она с матерью выжила в оккупированной Одессе. Их прятала в подвале дома семья, которая сумела купить удостоверение, что они караимы, то есть не подлежат уничтожению. Так они скрывались больше трёх лет, и выжили.

Мои (покойные) тёща и тесть смогли сбежать из концлагеря Печора в Винницкой области благодаря тому, что тёща сумела дать взятку румынскому офицеру лагеря. Их родители погибли в лагере от голода. Каждый год тёща с тестем ездили в Винницкую область, к бывшему лагерю, для поминовения погибших родных. Когда же тёща в 90-е годы обратилась в Claims Conference и попросила денежную «репарацию», то от неё потребовали справку о пребывании в концлагере. И где же тот румынский офицер?…

Немало бывших евреев в Германии, Польше и других странах перестали считать себя евреями. Они поменяли запись в графе «национальность» и даже забыли, что они евреи. Но им напомнили. Больше полумиллиона таких бывших евреев были убиты немецкими нацистами на основании сохранившихся документов. Подход гитлеровцев был расовым, они игнорировали самосознание людей. Согласно докладу, подготовленному Дитером Вислицени для «конференции Ваннзее», в Европе насчитывалось 11 миллионов «лиц еврейской расы», тогда как по статистике оккупированных государств – всего около 8 миллионов. Нацисты раскопали родословную множества людей, и если обнаруживали примесь еврейской крови больше 25%, убивали.

Я не берусь подсчитать, какая часть этих людей на самом деле ассимилировалась, а какая скрывала свою национальность, чтобы избежать дискриминации и антисемитизма. В любом случае очевидно, что цифра 6 миллионов еврейских жертв занижена. Это ответ тем «отрицателям Холокоста», которые на самом деле не отрицают, а всего лишь пытаются занизить цифры жертв. Кстати, так поступают более образованные «отрицатели Холокоста» в Европе. Кое-кто из них даже историки и профессора. Но все они лгут, и знают это.

Я не знаю, что там соображает или не соображает блогер, на которого я сослался в начале статьи. Ясно, что его полное отрицание Холокоста – это сознательная промывка мозгов людям, которые хотят услышать то, что он говорит. А хотят услышать потому, что их совесть нечиста. Если не они сами, то их предки и старшие родственники принимали участие в Холокосте.

Да, среди этих людей могут быть также и украинцы, которые знают о Голодоморе, и о том, что второй после Сталина ответственный за Голодомор был Лазарь Каганович. Тот, который в графе «национальность» писал: «коммунист». Оказывается, сын юриста – не первый еврей, открестившийся от своих корней. Если бы Кагановича убили нацисты, я бы не жалел. Но он дожил до 98 лет, как и убийца Иван Демьянюк, проживший 92 года и спокойно умерший в доме престарелых.
Автор: Аарон Гаускнехт

Автор: Аарон Гаускнехт
Категория: Холокост
Дата публикации: 05.07.2017
Источник: aaronblog.co