Женщина, которую мир знает под именем Глюкель фон Гамельн
Нажми: 
Женщина, которую мир знает под именем Глюкель фон Гамельн
Изображение: архив
Эта женщина родилась в традиционной еврейской семье. От своих сверстниц она практически не отличалась, и осталась бы в памяти людской как еще один представитель евреев, живших в Германии в XVII-XVIII веках, если бы не одно ее увлечение. Она писала мемуары. Темой ее записок были обычные жизненные ситуации, происходившие с ней в разные годы. Однако именно это стало находкой для последующих поколений, ведь в легкой и доступной форме своего произведения она оставила уникальный исторический документ, рассказывающий о жизни тех времен. И только очень немногие знали, что она просто хотела оставить назидание своим многочисленным детям и развеять черную тоску, возникшую после кончины ее мужа. В памяти потомков эта удивительная женщина осталась под именем Глюкель фон Гамельн.

Рождение и детство



Биография писательницы начинается в Гамбурге в 1646 либо 1647. Данный казус с годом рождения произошел потому, что регистрационная запись сделана по еврейскому календарю и датируется 5407. Девочка родилась в семье Иуды Иосифа и Бейлы Лейб. Ее на еврейский манер нарекли Гликль бас Иуда Лейб. Благодаря предпринимательскому таланту отца девочка, также как и ее шестеро родных и сводных братьев и сестер, имела вполне комфортные условия для развития. Дело в том, что состоятельные гамбургские евреи имели светскую европейскую ориентацию: они читали газеты, интересовались культурными новинками и ходили в оперу.

Молодость и первый брак



Однако при всей своей европеизированности своих детей они старались воспитывать с сохранением традиционных еврейских ценностей. Поэтому Гликль, при всех ее прекрасных задатках, была помолвлена со своим будущим мужем, когда ей не исполнилось еще и 12. А в неполных 14 она была выдана замуж, став женой Хаима Гамельна – наследника еще одного состоятельного еврейского семейства. Первые пару лет молодая семья проживала в одном доме с родителями Гликль. Причиной тому послужила вовсе не бедность, а тогдашние законы Гамбурга, не поощрявшие владение евреями городской недвижимостью.

В 15 лет Гликль родила первую дочку Ципору. Интересно то, что это событие происходило практически одновременно с родами, происходившими у ее матери Бейлы, также рожавшей девочку. Материнскую помощь своей дочке в этот момент было трудно переоценить. В дальнейшем Гликль рожала детей каждые 2 года, произведя на свет 14 детей, из которых выжили и продолжили род Гамельнов 12, что для Европы тех времен было скорее исключением, чем правилом.



Супружество молодого семейства оказалось удивительно счастливым. Хаим Гамельн стал видным купцом и финансистом. Уровень доходов семьи позволял дать хорошее образование детям, а самой Гликели не страдать от безденежья. Однако спокойная семейная жизнь не явилась уделом молодой женщины, ведь она стала равноправным партнером в делах мужа. Все свои решения он принимал, только посоветовавшись со своей женой. Уровень доверия Хаима к супруге был таков, что даже находясь при смерти, он отказался назначать душеприказчика, мотивируя это тем, что Гликль все знает.

По еврейской традиции Гамельны начали рано женить своих детей, причем некоторых из своих дочерей они выдали замуж в возрасте 12 лет. Что интересно, все они были счастливы в браке, а с матерью Моше Крумбаха, мужа ее дочки Эстер, Гликль даже подружилась. Примечательно, что Яхет бас Элиас, мать Моше, входила в число преуспевающих женщин- финансисток тех времен. Это кстати не было исключением из правил. У еврейских женщин было принято работать, причем вне зависимости от возраста и семейного положения. Мать Гликели Бейла, оставшись одна после смерти мужа, также занималась коммерцией. Она плела золотые и серебряные кружева, после чего продавала их голландским купцам. Причем дело продвигалось настолько успешно, что вскоре она расширила свое производство, наняв нескольких работниц.

Интерес представляет также и тот факт, что своих детей Гамельны старались отправить в разные города Германии. Для этого существовали несколько причин. Одной из них была безопасность. Известно, что в Западной Европе с подозрением относились к евреям, и поэтому там частенько случались погромы. Нахождение родственников в разных городах страны позволяло им пережидать трудные моменты в безопасности, находясь в достаточном комфорте в доме у близких людей. Кроме того, по городам Европы все еще случались эпидемии, и нахождение родственников в разных местах страны также позволяло семейству их пережить.

Вторым важным фактором выступали коммерческие интересы семьи. Отправляя своих детей в различные европейские города, сначала супруги сообща, а после сама Гликль заводили новые знакомства, заключали сделки, всячески расширяя свое дело.

Относительно спокойная жизнь Гликль закончилась, когда ей было 44 года. В это время ее муж Хаим неудачно упал, повредив при этом внутренние органы. Это привело к его скорой кончине, а всеми делами пришлось заниматься нестарой еще вдове. Примечательно, что именно после смерти мужа во всю силу проявился ее коммерческий талант, до этого затеняемый светом Хаима. Женщина не просто выстояла, сумев не погубить семейное дело в трудных обстоятельствах, но и нашла новые варианты его развития. В частности, она организовала в Гамбурге чулочную мастерскую, продукцию которой распространяла максимально широко.

Еще одним оригинальным ходом стала торговля жемчугом. Гликль скупила весь жемчуг у гамбургских евреев, после чего просто рассортировала его по размеру, а затем стала продавать его покупателям-оптовикам, заинтересованных приобретением товара конкретной конфигурации. Со своей продукцией она ездила на многочисленные ярмарки в другие города, высматривала там новые идеи, раздавала ссуды и сама оплачивала долги, ввозила товар из Голландии, выкладывая его в своем магазине. При всем разнообразии коммерческих интересов дело свое Гликль пыталась вести предельно честно по отношению к партнерам. Это позволило кредиторам максимально доверять ей. По воспоминаниям самой фрау Гамельн, если бы ей в какой-то момент срочно понадобились 20 тыс. рейхсталеров, она бы немедленно их получила.

Открытие писательского таланта



Внезапная кончина мужа раскрыла еще одну черту талантливой женщины. Она села писать книгу. Первая половина опуса, разделенного на 7 «книжек», была заполнена собственно воспоминаниями. Написанию их она посвятила 10 лет жизни, после чего, в 1699, эта работа была прервана более чем на 15 лет. Только в 1715 Гликль вновь взялась за продолжение своей книги, посвятив ее созданию в общей сложности 32 года. Языком написания книги был идиш, считавшийся тогда «женским», хотя и разговаривали, и читали на нем все евреи.

Интересно, что каким бы ни было высоким положение Глюкели в обществе, на страницах ее книги она выступает как скромная во всех отношениях женщина. Вполне возможно, что в момент написания она даже не представляла истинной ценности этого труда, впоследствии ставшего крупнейшим историческим памятником и единственной летописью еврейского быта периода XVII-XVIII веков. Впервые эти мемуары были изданы благодаря одному из потомков Глюкели, писателю Кауфману. Это произошло в 1896 году. Впоследствии книга неоднократно переиздавалась, в том числе и на английском языке, приобретя, таким образом, мировую известность.

Судьба же самой рукописи такова. Моше Гамельн, один из сыновей Гликли, бывший в Байерсдорфе раввином, велел снять с нее копию, после чего забрал ее на хранение. В качестве наследства книга переходила из поколения в поколение.

Старость и второй брак



Какими бы ни были коммерческие таланты человека, в некоторые моменты происходит спад его возможностей. Так произошло и у Глюкели. Частично на это повлиял коммерческий неуспех одного из ее сыновей Лейба. Дела магазина, принадлежавшего ему, шли плохо с самого начала. У молодого коммерсанта выросли долги, и за их неуплату появилась реальная возможность угодить в тюрьму. В конце концов, магазин пришлось закрыть, а Лейб был принят в качестве младшего партнера в дело матери.

От всех финансовых забот Гликль хотела избавиться, уехав в Иерусалим, собравшись вести там скромную жизнь. Однако когда ей исполнилось 54 года, в жизни стареющей женщины появился Серф Леви – состоятельный человек из Меца, вдовец, очень уважаемый и безукоризненно честный. Объединение капиталов двух коммерсантов могло помочь улучшить состояние дел самой Гликль, которые к тому моменту находились не в лучшем состоянии, и обеспечить достойным приданым младшую дочь Мириам, на тот момент еще 11-летнюю девочку. Предложение о женитьбе от Серфа Леви было принято, и Глюкель переехала к нему в Мец.

К сожалению, данный проект оказался неудачным. Новый муж не смог управиться с резко увеличившейся коммерческой структурой и быстро разорился. Чтобы не попасть в долговую тюрьму, ему пришлось даже скрываться от правосудия, а оставшиеся средства Глюкель были потрачены на возврат его долгов. Выиграла от этого замужества только Мириам, которую действительно не обидели с приданым. Сам же Леви вскорости умер, оставив супругу в бедности.

Овдовевшая второй раз женщина, оставшись практически без средств, поселилась в съемной комнатке в мансарде. Случалось иногда, что у нее не было ни денег, ни сил, чтобы выйти из дому и купить себе еды. К счастью, подобное существование продлилось недолго. Одна из ее дочерей Эстер, жившая здесь же в Меце, вместе со своим мужем Моше Крумбахом решили забрать ее к себе. Для этого на тот момент времени очень состоятельного семейства было необременительным делом прокормить оставшуюся без средств мать. Они сумели уговорить Гликль переехать в их дом, где она подружилась с матерью Моше, и провела в довольстве и почете оставшиеся дни своей жизни.
Автор: Эдуард Блокчейн

Автор: Эдуард Блокчейн
Специально для IsraLove
Категория: Люди
Дата публикации: 05.12.2017