Как страна потеряла Матвея Бронштейна
Нажми: 
Как страна потеряла Матвея Бронштейна
Изображение: архив
Иногда случается так, что человек без видимых для себя негативных последствий проходит через самые тяжелые испытания, однако завершает свой путь в достаточно спокойные времена по случайности или чьему-то злому умыслу. Так произошло с Матвеем Петровичем Бронштейном, человеком, родившимся в самой глубинке Малороссии. Он смог пережить все невзгоды гражданской войны, часто сопровождавшиеся погромами и эпидемиями опасных болезней. В послевоенное время он получил блестящее образование, благодаря чему совершил ряд научных открытий и быстро выдвинулся в когорту перспективных ученых. Однако жизнь подающего надежды научного работника была прервана разгулом «большого террора», волна которого прокатилась по СССР в 1937-1938 годах. Впоследствии Бронштейн был реабилитирован, однако это уже мало в чем изменило его дальнейшую судьбу.

Детские годы



Матвей Петрович Бронштейн родился 2 декабря 1906 года. Это событие произошло в еврейской семье врача, жившего и работавшего в городе Винница на территории нынешней Украины. Одновременно с ним родился его брат-близнец Исидор. Кроме них в семье была сестра Михалина. Когда братья подросли и научились читать, они пристрастились к чтению. Это увлечение всячески поощрялось с родительской стороны, и отец регулярно приносил им новые книги. В большей степени это были познавательные произведения.

Разразившаяся мировая война помешала мальчикам получить классическое образование. Их отец был мобилизован в армию, а матери с детьми пришлось переехать в Киев к своим родителям. В этом городе Матвей провел все оставшееся детство, испытав на себе последствия мировой и гражданской войн, голод и погромы, а также оккупацию иностранными войсками. Однако едва закончились боевые действия, Матвей с братом пошли в библиотеку наверстывать упущенные за годы войны знания. Мальчики старались получить как можно больше информации, предпочитая официальной школе самостоятельное получение знаний. С этого времени приоритеты братьев разошлись. Исидор увлекся архитектурой и градостроительством, а Матвею больше нравились физика и астрономия.

Приобщение к физике как науке



Начиная с 1924 года, Матвей Бронштейн стал официально приобщаться к физике. Он стал членом кружка любителей этой науки, который открылся при Киевском университете. Его старания, пытливый ум и природные данные были замечены руководителем кружка – профессором П. С. Тартаковским, который постарался создать максимально комфортные условия для своего ученика. Ученый не ошибся. Очень скоро Матвей написал несколько статей по квантовой физике.

Затем Тартаковский переехал в Ленинград, однако и там он не забыл о своем талантливом ученике. В 1927 21-летний Бронштейн также покинул Киев, чтобы начать учиться в Ленинградском университете. Здесь он поступил на физический факультет, однако не забыл давнего своего увлечения астрономией. Попутно с основными занятиями посещал и лекции по астрономии, где близко подружился с такими же молодыми, как и он сам, студентами-астрономами. Одним из его друзей оказался Виктор Амбарцумян, в будущем ставший академиком и основоположником советской теоретической астрофизики.

Среди других студентов, с которыми сошелся Матвей, были «мушкетеры» – группа ребят, создавших студенческий музыкальный коллектив «Джаз-банд». Его основателями и активными участниками были Лев Ландау, Георгий Гамов и Дмитрий Иваненко. Каждый из этих молодых людей носил свое прозвище. Присвоили второе имя и Бронштейну. В кругу коллектива «Джаз-банда» он именовался Аббатом. В дальнейшем все ребята из «Джаз-банда» стали именитыми учеными, прославившими науку.

Особо крепкая дружба завязалась у Матвея со Львом Ландау. Друзья частенько собирались дома у Бронштейна, где, уединившись в комнате, могли часами обсуждать важнейшие аспекты новейшей физики. Плодом этих обсуждений стала работа «Второй закон термодинамики и Вселенная», которую в 1933 опубликовал один из немецких физических журналов. Также совместно друзья создали учебник по теоретической физике, на титульном листе которого красовались имена обеих молодых ученых.

Окончив в 1929 году ЛГУ, Матвей Бронштейн ушел в ЛФТИ, где начал карьеру научного сотрудника. Здесь он стал проводить свои исследования, попутно сотрудничая с другими учеными. К примеру, он работал с членкором АН СССР Я. И. Френкелем, участвуя в его физических семинарах. Наряду с научными исследованиями он молодой ученый привлекался к преподавательской деятельности. Как перспективный физик-теоретик он читал лекции в ведущих вузах Ленинграда – ЛГУ, ЛПИ и ряде других.

Расцвет научной деятельности



На конец двадцатых и большую часть тридцатых годов минувшего века пришелся максимальный расцвет научной деятельности Бронштейна. За этот относительно короткий промежуток времени он успел выполнить свыше трех десятков исследований в тогда еще совершенно новых направлениях: квантовая теория гравитации, физика атомного ядра, теория полупроводников; проблемы космологии. Последней тематикой он начал заниматься в 1936, однако дальнейшие исследования по ней были прерваны арестом. Помимо этого Бронштейн в 1935 защитил докторскую диссертацию по теме «Квантование гравитационных волн».

Даже женитьба не стала для Матвея преградой в работе. Наоборот, она дала ему новое направление для деятельности. Его женой стала дочь детского писателя Корнея Чуковского Лидия, к тому моменту работавшая в Ленинградском отделении Детиздата редактором. Лидию Корнеевну поразила увлеченность мужа литературой и поистине феноменальная память. Он не просто читал книги, а, в совершенстве владея 4 европейскими и понимая еще несколько языков, читал книги в оригинале, причем фрагменты из прочитанного мог без труда воспроизвести наизусть. Поражался этому и его тесть Корней Иванович, заявивший однажды, что если бы существующая цивилизация погибла, то Матвей Петрович смог бы самостоятельно восстановить энциклопедию в полном объеме.

Литературная среда, в которую Бронштейн попал после женитьбы, дала ему новое направление для работы. Он начал регулярно публиковать научно-популярные статьи в природоведческих журналах. Кроме того, в соавторстве с Самуилом Маршаком написал книгу о гелии, названную «Солнечное вещество». Это сочинение вышло в Детиздате, которое возглавлял тогда Маршак, и было рассчитано на подростков и юношество. Многим ученым с мировым именем эта книга открыла путь в большую науку. В частности, нобелевский лауреат, академик Жорес Алферов прочитал ее в 10-летнем возрасте.

Всего же для молодежи Бронштейном было написано 3 книги. Помимо этого под его редакцией был выпущен ряд книг зарубежных авторов, к которым он написал предисловие. Среди наиболее известных произведений – «Основы квантовой механики» Поля Дирака.

Трагический конец жизни



Активная научная и литературная работа Матвея Бронштейна продолжалась до середины 1937 года. В конце июля, в момент, когда он уехал в Кисловодск на лечение, к нему в дом пришли сотрудники НКВД. Они провели обыск под предлогом поиска спрятанного оружия. После их ухода Лидия Корнеевна попыталась предупредить мужа о грозящей ему опасности, однако никто из близких друзей в это время не смог выехать в Киев к его родителям по причине либо занятости, либо вообще отсутствовал в Ленинграде.

Арест Матвея Петровича состоялся после его приезда из Кисловодска в Киев в ночь с 5 на 6 августа. Предлогом был, как и в Ленинграде, поиск оружия, которого не нашли, хотя и пересмотрели в квартире каждый угол. Тем не менее, Бронштейна арестовали и увезли в управление. Ничего не понимающий Матвей Петрович смог только утешить родителей, сказав, что он скоро вернется. Увы. Ни родители, ни жена Бронштейна больше никогда не увидели. На все же просьбы родных прояснить ситуацию, они получали стандартный ответ: «Сведений не имеем».

Дальнейшие события, происходившие с молодым ученым, известны по показаниям немногочисленных свидетелей, пути которых на некоторое время пересекались с Бронштейном. Матвея Петровича неделю допрашивали в Киеве. После этого он под усиленным конвоем был переправлен в Ленинградское УНКВД. Момент его приезда в Ленинград был зафиксирован одной из его учениц, видевшей, как Бронштейна конвоировали по перрону вокзала 3 охранника с обнаженными револьверами в руках. Сам же ученый был закован в наручники, оборван, грязен и небрит.

В ленинградской тюрьме пребывание растянулось для Бронштейна на полгода. По словам его чудом выжившего сокамерника, он находился в помещении, рассчитанном на 16 человек. Однако людей там было почти в 10 раз больше положенного. Но даже в таких условиях, в перерывах между допросами, Матвей Петрович проявлял свой интеллект. Он, если выпадала возможность, рассказывал сокамерникам об исторических личностях, читал стихи. Судя по всему, он отвергал все предъявляемые ему обвинения, однако после трех суток непрерывного допроса, сопровождавшегося издевательствами и избиениями, ученый оговорил себя. Этому есть свидетельство его соседа, которому сильно отчаявшийся Бронштейн сказал об этом.

В это же время родственники Матвея Петровича обращались в различные инстанции с просьбой прояснить его судьбу, объясняли, что он ни в чем не виноват. К своему прошению они прикладывали отличную научную характеристику, подписанную видными советскими учеными-физиками. Была даже сделана попытка добиться аудиенции у И. В. Сталина, однако, она не увенчалась успехом. Когда же Чуковский и Маршак обратились к руководителям высших судебных органов А.Я.Вышинскому и В.В.Ульриху, было уже поздно.



18 февраля 1938 года над Бронштейном состоялся суд. Заседание выездной сессии Военной коллегии длилось ровно 20 минут, в течение которых Матвея Петровича обвинили в участии в фашистской террористической организации и приговорили к высшей мере наказания. Спустя 15 минут после оглашения приговора, решение суда было исполнено. Так страна и наука потеряла видного ученого и патриота, который, не сложись так трагически его судьба, мог бы совершить еще массу открытий.

О его потенциальных возможностях говорят достижения его друзей, которые действительно стали выдающимися учеными, продвинувшими мировую науку далеко вперед.
Автор: Эдуард Блокчейн, для IsraLove
Ещё по теме: СССР, Люди