Еврейские купцы Кавказа
Нажми: 
Еврейские купцы Кавказа
Изображение: архив
Еще с периода Средневековья такой вид коммерческой деятельности как торговля стал занимать у еврейской нации особенное место. Причиной этому может служить тот факт, что почти все мальчики-евреи были грамотными, что нельзя было сказать об их сверстниках из христианской и мусульманской среды. В дальнейшем этот фактор позволял им лучше вести дела и разбираться в политической обстановке. А это давало возможность причисления к деловой элите своего региона.

Уже в начале Средневековья еврейские купцы-рахданиды успешно торговали, возя свои товары по Великому шелковому пути из Индии и Китая в европейские страны. Кавказ на этой дороге был одной из становых точек. Здесь постепенно установилась коммерческая сеть, контролируемая евреями. Считается, что в данный регион особенно в районах нынешних Дагестана и Азербайджана евреи начали прибывать из Персии. Как правило, это были потомки тех, кто остался в Персии после знаменитого пленения, обжился в ней и начал строить собственное сообщество, при этом сохраняя определенные связи с Эрец-Исраэль.

К началу XVIII века присутствие еврейских торговцев на Кавказе стало довольно значительным. Они получили ряд привилегий от местных ханов, в частности, шекинских, дербентских, кубинских. Многие из них стали владельцами земельных участков, общественных зданий, доходных домов, караван-сараев. Основным направлением деятельности стала торговля коврами, табаком и мареной (разновидностью натурального красителя). Наряду с торговлей многие успешные предприниматели активно занимались благотворительностью.



Интересно, что коммерческая активность еврейских купцов сохранялась даже в периоды обострения отношений между Россией и Персией. К примеру, в период Кавказской войны, проходившей в середине XIX века, они, несмотря на небезопасное движение по дорогам, выезжали со своим товаром за границы Кавказского региона ради участия в российских ярмарках с дальними зарубежными странами. Было привычным, что ряд сфер в торговле в Российской империи принадлежали именно евреям из Кавказа.

Первопричиной такого положения дел было то, что горские евреи были вне печально известной Черты оседлости. Ограничение законодательства распространялось только на ашкеназских представителей диаспоры. Кавказские евреи легко находили общий язык с единоверцами в других регионах империи, что давало возможность налаживания устойчивых торговых связей. Кроме того, ни одна из политических сил, которая боролась за усиление своего регионального влияния, не считала евреев противником, и легко шла с ними на контакт.

Существовали, правда, и определенные ограничения. Согласно «Положения о купечестве», появившемся в 1863 году, купцом первой гильдии мог стать предприниматель, имеющий возможность выплачивать ежегодный промысловый налог в сумме 500 рублей. Однако для купцов-евреев это часто был недостижимо даже в случае, если они могли выплатить положенные средства. Для них предельным уровнем считалась вторая гильдия, но это ограничивало возможности для ведения торговли, банковских и промышленных дел.

Подобный порядок сохранялся вплоть до революции 1917 года, хотя случались и определенные исключения. Например, в Дербенте богатейшие представители еврейского происхождения Ханукаев и Азизов были купцами первой гильдии. При этом первый из них за большой вклад в торговые отношения между Кавказом и Центральной Россией властями был награжден сразу тремя благодарственными грамотами.

О том, что купеческая деятельность в среде кавказских евреев имела широкое распространение, свидетельствуют архивы XIX столетия. В них сохранились сведения, что в Еврейской Слободе, Кубе, Дербенте работали десятки купцов-евреев, многие из которых были довольно крупными предпринимателями. Их торговые точки находились в различных городах, порой составляя то, что ныне именуется сетью супермаркетов.

Экспортно-импортными операциями занимался уже более ограниченный круг лиц. В Кубе ¾ данной сферы торговой деятельности принадлежали всего трем людям: Июбу Меирову, Рубину Урилову, Писаху Исхакову. Свежие яблоки и сухофрукты в города империи семейство Дадашевых. С середины XIX столетия свой товар они отправляли в один из каспийских портов, а затем по Волге он шел на ярмарки в российские города. Чаще всего это был Нижний Новгород, хотя торговали кавказские евреи и в Москве, и в Варшаве. Основными их товарами были шелковые и хлопковые ткани, ковровые изделия, пшеница, краситель марена.

Купеческая община горских евреев, не замыкаясь на Азербайджане и Дагестане, постепенно проникала в самые глубинные районы Кавказа, распространяя там свой бизнес. Например, в городе-крепости Грозном к концу XIX столетия работало 36 предприятий различного назначения. Частью из них владели представители еврейской диаспоры. Одно из кожевенных предприятий держал Нахшун Нурилович Исаевич, мыловаренный завод – купец Адам Ашуров, входивший в число самых авторитетных представителей грозненской горно-еврейской общины, известный в те годы меценат.



Интересно и то, что именно купеческая составляющая кавказской еврейской диаспоры была главным носителем модернизации. Общеизвестно, что большинство еврейских кварталов застраивались ветхими лачугами, в которых санитарные условия были далеки от идеальных. Иметь свой дом солидному и состоятельному купцу рядом с такими строениями было признаком плохого тона, поэтому они брали себе участки земли в других, более престижных районах городов, возводя там строения европейского типа. Дети по большей части получали светское образование, а они сами и члены их семейств между собой больше разговаривали по-русски. В их одежде преобладал европейский стиль.

Однако до определенной степени, выступая носителями преобразований, горско-еврейское купечество не забывало и о традиционных для себя ценностях. Они не прерывали связи со своими общинами и великодушно жертвовали значительные средства на потребности синагог. В Нальчике видным меценатом был купец II гильдии Яков-Беньямин Алзасов, владевший сетью магазинов и несколькими жилыми домами. Наряду со своей основной работой (торговой деятельностью) он слыл знатоком Торы, являлся управляющим и попечителем Нальчикской синагоги. При этом же религиозном заведении раввинами были два его родных брата: Дониил и Нисим. Интересно, что правнук Алзасова Мардахай Гилядов сейчас служит раввином израильской горско-еврейской синагоги в Нацрат-Илите.

На весьма успешные коммерческие дела не смогли повлиять и десятилетия советской власти, когда руководители страны и регионов искореняли домашнюю буржуазию. После падения Советского Союза и возврата к капиталистическим отношениям в среде горских евреев уже России вновь появились успешные предприниматели. Как и их знаменитые предшественники, они наряду с занятиями производством и торговлей не забывают выделять значительные средства на благотворительность. В число их добрых дел входят реставрация старых и возведение новых синагог, помощь семействам, по той или иной причине, нуждающимся в деньгах. Среди нынешних горских евреев двое Год Нисанов и Зарах Илиев включены в список Forbes. Это. Но эти бизнесмены, торгующие недвижимостью, лишь вершина айсберга. На самом деле успешных евреев с Кавказа гораздо больше. И все они стараются принести максимальную пользу не только себе, но и своему государству.
Автор: Эдуард Блокчейн, для IsraLove
Ещё по теме: еврейская история, горские евреи

avatar