Осторожная симпатия. История отношений между Израилем и Швейцарией
Нажми: 
Осторожная симпатия. История отношений между Израилем и Швейцарией
Изображение: pixabay
Официальные отношения между еврейским государством Израиль и Швейцарской Конфедерацией начитывают уже добрых 7 десятков лет. Однако неофициально альпийское государство поддерживает дружественные отношения с мировым еврейским сообществом уже больше века.

Известно, что именно в швейцарском городе Базеле состоялся первый в современной истории сионистский конгресс, вслед за которым последовали и несколько последующих. Правда, несмотря на определенные проявления дружелюбия к евреям как к нации Швейцария не спешила официально признавать появление Израиля как государства, стремясь выбрать для себя максимально комфортный формат сотрудничества.

Переход к официальным отношениям между двумя странами случился только в январе 1949. Этому предшествовала длительная дискуссия в руководстве самой Швейцарии, которое старалось отыскать для своего государства, длительное время сохраняющего нейтральный статус, возможность сотрудничества, как с вновь появившейся страной, так и со своими давнишними клиентами из арабских государств. Попытки найти наиболее удобный формат сотрудничества, продолжались буквально до последнего дня. Еще 23 января 1949 года Федеральный совет и правительство Швейцарии не могло определиться в своем выборе, заявляя о необходимости проявлять сдержанность в период бушующего на Ближнем Востоке военного конфликт, а уже 28 января решение было принято.

В немалой степени этому способствовало то, что в начале этого года между Израилем и Иорданией было заключено соглашение о перемирии, фактически положившее конец Первой арабо-израильской войне. Кроме того, многие страны западного мира успели определиться с выбором в пользу официальных отношений с еврейским государством, поэтому Берн просто скоординировал свою позицию с другими странами Европы. Спустя 2 месяца после фактического решения признать Израиль последовало юридическое решение, позволившее открыть в Тель-Авиве временное дипломатическое представительство Швейцарии.

Тем не менее, определенные опасения по поводу дальнейшей политики данных стран все же существовали. В немалой степени им способствовали попытки продвижения частью израильских парламентариев идей государственного социализма. Ведь не секрет, что многие представители израильского истеблишмента вышли из партий социалистического и даже прокоммунистического толка. К тому же в Швейцарии опасались проявления актов насилия в отношении швейцарской колонии, расположенной на берегах Нила. А ведь Египет и ряд других стран Ближнего Востока были в числе важнейших торговых партнеров конфедеративной республики.



По мере развития дальнейших событий опасения швейцарских властей стали уходить, а на смену им пришло осознание реальной обстановки: ни в какой восточный блок Израиль не стремится, а старается стать полноценным членом капиталистического лагеря. Чтобы наверстать упущенное время, временное представительство страны в 1951 году было переформатировано в полноценное посольство, а торговые отношения стали очень быстро развиваться, и к середине 1950-х достигли наивысшего уровня, уступая по объему закупок только США и Англии.

Однако традиционная швейцарская осторожность все еще довлела в двусторонних экономических отношениях, поэтому настоящий торговый Договор между странами пока не заключался. Швейцарию вполне удовлетворяло клиринговое соглашение, благодаря которому в Израиле решалась проблема нехватки твердой валюты. В корне изменил ситуацию Суэцкий кризис, случившийся в 1956 году. Тогда президент Египта Насер принял решение о национализации Суэцкого канала, что стало причиной резкого охлаждения отношений между коллективным Западом и Египтом, который поддерживали страны Восточной Европы и Советский Союз. Швейцария, что естественно, выступила на стороне западных стран, и эту же позицию занял Израиль, подтвердив направление своего развития.

Окончательное определение политического курса еврейского государства перевело отношения между Швейцарией и Израилем на качественно иной уровень. В самой Конфедерации не только среди руководства, но и среди рядовых граждан стали отчетливо превалировать произраильские настроения. Наибольшее число тех, кто симпатизировал еврейскому государству, появилось среди партий левого толка и профсоюзных организаций. Этому во многом способствовало то, что многие представители данных движений уже побывали в Израиле и успели познакомиться с положением дел в местных кибуцах и промышленных предприятиях, усмотрев там новую форму воплощения идей социального равенства и справедливости.

Такое изменение сознания не могло не сказаться на числе жителей Швейцарии, желающих поселиться в Израиле. Если в 1930-х годах количество швейцарцев, живущих в Палестине, не превышало 250 человек, то уже в 1953 году их число увеличилось вдвое, дойдя до уровня 470 человек. Спустя еще 20 лет их количество в еврейской стране достигло 2 тысяч, а к 1986 году и эта цифра почти удвоилась, вплотную приблизившись к показателю 4 тысячи, на котором стабилизировалось. Правда, выросло число людей с двойным гражданством, и на 2016 год количество людей, имеющих швейцарское подданство, но проживающих в Израиле, достигло показателя почти 19 500 человек, из которых более 16 000 имеют двойное гражданство.

Наибольший уровень симпатий к еврейскому государству, переходящий в настоящую эйфорию, произошел во второй половине 1960-х после молниеносной Шестидневной войны. После окончания боев египетский президент Насер выступил с угрозами к еврейскому государству, которые многими людьми были расценены как попытка возобновить печально известную трагедию, именуемую в мире Холокостом. Маленький, но гордый Израиль сумел противопоставить этой страшной угрозе свою силу, что было близко швейцарцам, самим с момента образования Конфедерации постоянно находившимся в окружении враждебных режимов. По этому поводу, после едва начавшихся вооруженных столкновений сторон, даже был выпущен пресс-релиз от Федерального совета, в котором была поддержана позиция именно Израиля.

Руководство Швейцарии не отошло от данной линии поведения, даже после демарша послов сразу 8 арабских государств, немедленно выразивших протест на появление этого документа. Поддерживался Израиль и позже, в 1973 и 1975 годах, в период боев Войны судного дня и принятия резолюции ЮНЕСКО, критически настроенной по отношению к Израилю. В знак протеста альпийское государство сократило свои взносы в бюджет этой международной организации.



Однако и к самому Израилю стали накапливаться вопросы, на которые швейцарская дипломатия хотела бы получить ответ. Первым шагом на пути смены откровенно произраильской позиции стал вояж министра иностранных дел республики Пьера Грабера по ближнему Востоку, когда высокопоставленный чиновник поехал для ознакомления в Египет, а потом в Израиль. И это турне дало определенные результаты: в Женеве открылось представительство ООП, ставшее явным сигналом того, что Израилю следует начать пересматривать свои позиции и приоритеты в своих действиях относительно арабских государств. В дальнейшем МИД Швейцарии еще больше ужесточил свою позицию, заявив, что с его точки зрения конфликт на Ближнем Востоке затрагивает на просто гуманитарные проблемы, но имеет территориальный и национальный характер, и решение данных проблем еще только предстоит найти.

В настоящее время отношения между Швейцарией и Израилем носят ровный характер, несколько удалившийся от предыдущей эйфории. Симпатии швейцарских граждан начали постепенно угасать. Это произошло из-за ряда конфликтов: войны в Ливане (1982), первой интифады (1987) и второй интифады (2000 год), в которых активно участвовали вооруженные силы Израиля. Ведь пропаганда европейских СМИ рассказывает о многочисленных жертвах среди "мирного" арабского населения.
Автор: Эдуард Блокчейн, для IsraLove
Ещё по теме: история Израиля, Швейцария

avatar